Вы здесь
Главная > Интервью > Артем Балаев: “Кабаре “Шум” — место, где у человека есть ощущение близкого контакта с искусством”

Артем Балаев: “Кабаре “Шум” — место, где у человека есть ощущение близкого контакта с искусством”

В мае в Петербурге появилась новая точка притяжения на культурной карте Петербурга — кабаре “Шум”. ОКОЛО встретился с его основателем Артемом Балаевым, одним из главных городских гастроэнтузиастов, партнером “Агора Гастроурбанистика”, идеологом и продюсером фестиваля «О, да! Еда»

 

ОКОЛО: Артем, помню, лет пять назад “О, да! Еда” был самым громким событием лета. А  сейчас он проходит?

А.Б.: Я два года назад вышел из состава учредителей, после этого фестиваль прошёл один раз. Знаю, что не удалось сохранить фестиваль, и во многом это связано с пандемией. Надеюсь, в какой-то форме проект возродится.

ОКОЛО: А что вы можете рассказать о городских проектах? Слышала про реновацию Торжковского рынка и план превратить его в современный фуд-холл.

А.Б.: Сейчас из-за пандемии и после случившегося 24 февраля все большие инвестиционные проекты зависли — и ДК Кирова, и Торжковский рынок, и фабрика Скороход. Скороход —  очень амбициозный проект, огромный, 50 000 кв м, но, к сожалению, пока пауза, никто не знает, что будет осенью, поэтому все остановились в развитии бизнеса — все в ожидании.

ОКОЛО: Расскажите про свое увлечение театром. Больше любите независимые проекты?  

А.Б.: Не совсем так, я люблю БДТ,  например. Другой вопрос, что мне в целом нравится роль человека,  который может привнести новые качества или дать развитие каким-то областям, в которых я работаю. И, наверное, БДТ мне нечего дать, но при этом я вижу возможность поддержки своими скромными силами независимого театра. Поскольку мне 43 года, я, считай, четверть века хожу в театр — достаточно большой опыт.

ОКОЛО: Есть любимые постановки, режиссеры? 

А.Б.: Любимый режиссер и по совместительству друг — Семен Александровский, очень люблю его Pop-up театр. Ещё “Слово и дело” и “Жизнь за царя” Театро ди Капуа. Кстати, у них в конце августа премьера — “Крысолов” —  про детские колонии. Это постановка в классической стилистике театра  — работа с текстами, интервью.

Люблю «Иранскую конференцию» Такого театра, «Квадрат» Плохого театра, взрослые спектакли Karlsson Haus, из последнего, что я смотрел — “Сказка о золотом петушке”, очень мощная работа. “Юдифь” Бориса Павловича меня просто поразила. В БДТ  многое нравится — последний эпизод «Три толстяка», «Губернатор», «Гроза», новая версия «Что делать». Ещё постановки Евгении Сафоновой на второй сцене БДТ —  «Аустерлиц» по мотивам романа Винфрида Зебальда и “Бесчестье” по Джону Кутзее — интересные, хоть и непростые для восприятия.

ОКОЛО: Как пришли к идее создания «Шума»? Кажется, у вас был бар «Шум»?

А.Б.: Да, бар «Шум» был в 2008 году, потом мы делали «Шум» в квартире — такой квартирный нелегальный бар. Это третий. Мы закрыли предыдущий 6 февраля, потом случилось то, что случилось, и мы в этот момент искали помещение и думали над концепцией. А после 24 февраля поняли, что надо делать кабаре, это максимально актуальный формат смутного времени, в котором мы живем. И накрутилась концепция на эту идею, мы следуем каким-то вещам, которые были характерны кабаре конца 19 века и в особенности первой трети 20 века. 

ОКОЛО: В Петербурге были популярны кабаре?

А.Б.: Да, расцвет кабаре — 10-е годы 20 века. Самое известное — “Подвал бродячей собаки”, закрытый в 1914 году. Они нарушили сухой закон — во время Первой Мировой войны была запрещена продажа алкоголя. Режиссёр Борис Пронин создал другое кабаре — “Привал комедиантов” с тем же составом. Оно просуществовало несколько лет. Ещё было “Лукоморье” Мейерхольда. Он работал у Станиславского в Москве, переехал в Петербург и создал кабаре, правда, оно недолго просуществовало. Вообще было много кабаре в Петербурге, была была такая большая вспышка, а потом все закрылись. Во времена НЭПа еще что-то продолжалось, но советская власть не рассматривала возможным существование подобных заведений. Вообще расцвет кабаре — это Веймарская республика, Германия, 1920-е годы. С наступлением фашизма последние кабаре закрылись. Посмотрим, как будет у нас.

ОКОЛО:  Кто ваша аудитория? Театралы, любители музыки?

А.Б.: Когда мы создавали это место, буквально прописывали цель — создать место, где у человека будет ощущение близкого контакта с искусством, будь то картины на стенах или то,  что происходит на сцене, знакомство с актерами, общение. В Петербурге же немного мумифицировано искусство, оно академическое — вот Эрмитаж, вот работа в раме золотой, вот Мариинский театр, артисты на сцене. А нам хотелось создать место неформальное, где до искусства  вытянутой рукой можно дотянуться — и в буквальном, и в метафорическом смысле — тем, кому это интересно.

ОКОЛО: Обширная программа “Шума” впечатляет — лекции, моноспектакли, читки.

А.Б.: Каждый вечер по пятницам и субботам у нас проходят концерты, а в среду и четверг — разные по формату события. Я подумал, что мое увлечение независимым театром — хороший плацдарм, чтобы на базе “Шума” создать площадку театральных четвергов. Мы назвали их “Театральный шум”. И каждый четверг у нас какие-то околотеатральные вещи  — чтение прозы, поэзии, моноспектакли.

ОКОЛО: Я была на моноспектакле потрясающей Илоны Маркаровой по Нодару Думбадзе (Театро ди Капуа), еще Саша Худяков играл у вас моноспектакль “Манон. Ценность, взятая в залог».

А.Б.: Да, и ребята из театра Fulcro регулярно выступают — приходят в гости и играют ночью. Творческая встреча с Борисом Павловичем планируется 11 августа.

Вообще план такой — летом познакомить лидеров независимого театра Петербурга с “Шумом” — организовать творческие встречи или чтобы они сыграли какие-то свои существующие спектакли. А на осень план — создавать специально для “Шума” оригинальные вещи. Это амбициозная задача, посмотрим, удастся или нет, но мы понимали, что не можем к ней выйти, не пройдя путь знакомства. Первым таким спектаклем стал иммерсивный роман-перформанс «Сердце Маяковского» выпускников курса Бызгу, который они сыграли в день рождения Маяковского 19 июля. Планируем оставить его в репертуаре и снова показать в сентябре.

ОКОЛО: Недавно узнала, что ребята с курса Бызгу создают свой театр, это очень круто. Видела первую их самостоятельную работу — перформанс День Мариенгофа в Библиотеке имени Чехова.

А.Б.: Да, организатор фестиваля Мариенгофа — Паша Михайлов, он же режиссер Дня Маяковского и куратор “Театрального шума” по четвергам. Паша водит экскурсии по субботам по району — рассказывает о поэтах, живших в Квартале писателей накануне Революции, с чтением избранных стихотворений. А 3 августа — день рождения Ивана Вырыпаева, и Паша прочитает его пьесу “Невыносимо долгие объятия”.

ОКОЛО: Экскурсии платные, а вот моноспектакли и читки пока со свободным входом? Как собираетесь работать в дальнейшем?

А.Б.: На моноспектакли по четвергам вход будет 1000 рублей, купить билеты можно через Timepad.

ОКОЛО: Во всех четырех залах “Шума” — гостиной, «винном шкафу», кухне и баре — размещены произведения современного искусства. Расскажите о художниках. 

А.Б.: Первая выставка была совместной с галерей MYTH. Это работы двух художников — Вадима Михайлова и Алины Глазун. Павел сделал ковры, которые очень подходили нашему интерьеру, такая атмосфера квартирника. У Алины были игривые, навеянные детской игрой в скраббл работы. Сейчас у нас выставка Виктора Забуги, наверное, после Покраса Лампаса второго по популярности художника в России. Он создал 14 работ специально для “Шума”. Виктор работает в жанре наивного искусства и всегда вдохновлялся яркими вещами, всем, что дарит позитивные эмоции. Впервые он создал блок работ в чёрно-белой гамме специально для нас. Концепция выставки — жизнь мрачного портового города со своими радостями, опасностями, игривостью, пороком. Она продлится до конца августа, дальше будет что-то новое. 

ОКОЛО: Картины можно приобрести?

А.Б: Для этой выставки будет открытый аукцион онлайн — маленькие работы от 5000 руб., средние — 10 000, большие — 20 000. Шаг — 5000 рублей, в открытом доступе будет голосование.

ОКОЛО: Акцент в меню “Шума” сделан на закуски и театральные предпочтения? Даже есть раздел театральное меню.

 А.Б.:  Было разработано полноценное меню с горячим, салатами и закусками, но в целом это превосходный театральный буфет, где присутствует и классика — бутерброды с икрой и с рыбкой — но выдающегося качества.

ОКОЛО: В доме, где находится “Шум” — улица Маяковского, 52 — жил Маяковский, здесь же он написал поэмы «Флейта-позвоночник», «Война и мир», «Человек», «Мистерия-Буфф». А ещё у него стихотворение “Шумики, шумы и шумищи” есть! Вы специально выбрали это здание для кабаре?

А.Б.: Да, он жил здесь три года, переехал в 1915 от Осипа и Лилии Бриков с улицы Жуковского, но поддерживал с ними контакт, это было время активной влюбленности в Лилю. Покинул дом в 1918 году, потому что в Петербурге была эпидемия холеры. Он уехал на дачу в Левашово — там меньше людей и меньше шансов заразиться. Оттуда уже переехал в Москву и не вернулся, так что это последний адрес Маяковского в Петербурге. Поэтому именно Надеждинская улица переименована в улицу Маяковского.

Мы не специально выбирали именно это здание, но когда узнали, что здесь жил Маяковский, и в ту эпоху это место было “для своих” с разговорами допоздна об искусстве, паззл сам сложился.

Беседовала Наталья Стародубцева

Фото представлены пресс-службой кабаре «Шум»

 

 

Добавить комментарий