Вы здесь
Главная > Интервью > Руслан Кацагаджиев: независимый театр на карантине

Руслан Кацагаджиев: независимый театр на карантине

Режиссер и актер Руслан Кацагаджиев о театре, своем спектакле «HomoOmon. Эхо будущего» и о том, как как переживают вынужденную самоизоляцию представители независимой театральной сцены.

ОКОЛО — Расскажите о специфике вашей деятельности.

Руслан Кацагаджиев — Театр, в его традиционной форме, относится к контактным видам искусства, то есть подразумевает непосредственное присутствие зрителя в зале. Конечно, сейчас можно посмотреть онлайн трансляцию спектакля, не выходя из дома, на экране смартфона или телевизора, но это уже другой вид искусства, эдакий телеспектакль в реальном времени. В нем нет магического эффекта реального присутствия, коллективного акта сопереживания. Даже очень сильные спектакли теряют на экране свою особенную энергетику, атмосферу, звучание. Это сравнимо с тем, как смотреть концерт симфонического оркестра по трансляции или слушать его вживую. Думаю, это можно отнести и к балету, опере, рок-концертам. Пока что технологии не могут дать полноценного эффекта «здесь и сейчас». Театр — контактный вид искусства, контактный не только в физическом понимании слова,но и в духовном. Спектакль – это диалог актёра и зрителя. В современном театре зритель является не только сторонним наблюдателем происходящего на сцене, но и соучастником. Я говорю сейчас не о перфомансах и инсталляциях, которые в последнее время принято тоже называть театром. Хотя и эти виды искусства так же невозможны без присутствия реципиентов.

ОКОЛО — С какими проблемами вам пришлось столкнуться из-за карантина? Удалось ли найти новые/альтернативные способы продолжать свою деятельность в условиях  самоизоляции?

Р.К. — Трудности в полном отсутствии какой либо работы и дохода. Сейчас даже запретили онлайн трансляции спектаклей, можно только трансляцию читки провести или моноспектакля на кухне, или на балконе разыгрывать сцены для соседей напротив. За месяц до «карантина» я выпустил премьеру по мотивам романа В. Пелевина «Омон Ра», называется «HomoOmon. Эхо будущего». Мы сыграли два премьерных спектакля в конце февраля, а вот мартовские и апрельские показы пришлось отменить. Я переживаю за этот проект не только как режиссёр, но ещё и как продюсер. Ведь никаких гарантий, что не придётся отменять майские даты спектакля, конечно, нет. К сожалению, я никак не могу повлиять на это, поэтому стараюсь использовать это время как можно продуктивнее, разрабатываю инсценировку для следующего проекта, смотрю спектакли интересующих меня режиссёров и театров. Репетиции в Zoom пока никто не отменял, но это, конечно, компромисс. Но меня сейчас интересует не альтернативная деятельность, а то, как изменятся отношения между театром и зрителем после такого длительного перерыва, соскучится ли аудитория по ритуалу похода в театр или адаптируется к просмотру онлайн. Многие театры транслируют свои спектакли в кинотеатрах и интернете, и возможно, что эти спектакли будут транслироваться из пустого зрительного зала. И это тоже будет называться театром.

ОКОЛО — Получили ли вы поддержку от своих клиентов/благотворителей/сотрудников/государства?

Р.К. — Часть зрителей, купивших билеты на наши спектакли, согласилась перенести их на другую дату вместо возврата. Это не сколько материальная,сколько моральная поддержка, особенно в такое непредсказуемое время. Ещё в школе, где учатся мои дети, нам выдали два пакета с рисом, макаронами и сгущёнкой. Спасибо.

ОКОЛО —  Считаете ли вы меры, принятые правительством необходимыми и достаточными в текущей ситуации? Оставляют ли они пространство для вашей работы?

Р.К. — Наше правительство действует в режиме полумер. ЧС не объявляют, но из дома можно выходить только за продуктами, которые скоро не на что будет купить  всем, кто остался без работы. А таких не мало. Да, в государственных театрах, как и в других государственных учреждениях, зарплату выплачивать обещали, но и то не полностью. А что делать частным театрам, малому бизнесу, рестораторам? Налоги-то платят все. Все мы граждане Российской Федерации и обладаем равными правами, если, конечно, уже не изменили что-нибудь в Конституции. Получается так, что все, кто не работает в государственных организациях, например, актёры и режиссеры негосударственных театров или кино должны высидеть два месяца дома, живя на имеющиеся в запасе средства и выплачивая коммунальные услуги, ипотеки и кредиты. Не хватает мер, направленных на поддержание граждан, оказавшихся без заработка. Ведь ЧС не ввели, но и компенсации со стороны государства никакой нет, как в цивилизованных странах делают. Вот вам ещё пример полумер: театры закрыли, даже камерные, а метро работает. И ездят в нем не только на работу.

ОКОЛО — Есть ли у вас идеи о мерах, способных улучшить ваше положение в текущей ситуации, которые может предпринять правительство/общество/профессиональное сообщество?

Р.К. — Правительство должно взять на себя ответственность в полной мере и действовать, прежде всего, в интересах людей, а не пугать штрафами за нарушение самоизоляции. Почему бы нашему правительству тоже не посидеть на карантине месяц-другой. Без выходных пособий. Думаю, что идеи по улучшению такого положения не заставят себя долго ждать.

Добавить комментарий