Вы здесь
Главная > Интервью > Максим Карнаухов: Поэзия – городской жанр

Максим Карнаухов: Поэзия – городской жанр

Близится четвертый маршрут цикла прогулок Poe.Tri от Театра На вынос. Три предыдущих были посвящены трём современным поэтам – Дмитрию Воденникову, Диме Крестьянкину и Дмитрию Гусеву.  Проект развивается стремительно, поэтому мы решили узнать у Максима, почему возникла идея сделать поэзию частью городского пространства. Встретились на Новой сцене Александринского театра – в антураже стекла и новогодних украшений. Из окна открывался вид ледяную, но не покрывшуюся льдом к Новому году Фонтанку.



Как появился проект Poe.Tri? В чём его миссия?

Идея возникла очень давно. Одна из причин появления Poe.Tri состоит в том, что я очень люблю современную поэзию. В 10 классе я перешёл в Ижевске в лютую школу, где пятиклассники чуть ли не в классе курят. Где преподаватель по русскому языку не читал “Войну и мир”, только в кратком изложении. Где на уроке литературы кроме меня, сидящего за первой партой, вообще никто ничего не слушал. Поворачиваешься в классе, и видишь пацана, который другому показывает тетрадь, где написано “Хочу план и пиво”. В этой кромешной тьме я рос, и не разделял вкусы, взгляды и образ жизни людей, которые меня в то время в основном окружали. И моим главным собеседником была книжка “Здравствуйте, я пришёл с вами попрощаться” Дмитрия Борисовича Воденникова. Она меня физически лечила, когда мне было плохо. И вот в десятом классе я просил дать мне время на занятии, чтобы проводить уроки по современной поэзии. Я читал и рассказывал в основном про Воденникова – человека, во многом сформировавшего моё мировоззрение. Ещё, может быть, Мария Степанова и Андрей Родионов. Эта одна из причин, почему возник Poe.Tri. Я вообще в жизни делаю только то, что мне когда-то помогало, чтобы это помогло ещё кому-то. Я вырвался из ижевской провинциальной грусти благодаря театру и поэзии. В школе я пытался донести до людей, которые не очень-то меня слушали, что современная поэзия есть. Существует расхожее мнение, что современная поэзия – это рэп. И рэперы действительно бывают талантливыми текстописцами, но это всё-таки разные жанры. Сверхзадача Poe.Tri – рассказать, что современная поэзия существует и она вот такая.



Для меня это ещё история про развенчание мифов. Масса людей до сих пор поэзию ассоциирует со штампами, а слова “поэтичность”, “поэтичный” отдают приторно-сладковатым запахом и розоватым оттенком. Но это не так. Поэзия появляется из разных мест, и её пишут разные люди. Последний Poe.Tri, 22 декабря, был с Димой Гусевым, с которым меня свёл Даня Вачегин, чему я очень рад. Я не знал о нём и не читал его стихов. Этот молодой человек, родившийся в Братске и живущий в Новосибирске, достаточно изолирован от контекста современного искусства. И в одном его стихотворении есть строчка, что никогда не уйдет из него образ человека, сидящего на корточках, пацана с района.

это условный сигнал, отличительный признак,
как цветок на окне, как приоткрытая форточка.
до последнего со мной останется призрак
юности, сидящий на корточках.

Но даже в этой среде и у этого человека возникает поэзия. Дмитрий Гусев замечательный поэт. Он описывает обстоятельства, в которых живет. А в основном современная поэзия – это внутренний монолог, описательный жанр уходит в прошлое.

Мы в помещениях сидим, прикованные к батареям,
в томленьях по неведомой весне.
И только мысль о ней, тихонько тлея, греет,
но силой мысли не расплавишь снег!


У меня ощущение, что изящная словесность, как у Бродского, возникает как необходимость. Это непрактичная вещь. Зачем она нужна? Поэзия считается атавизмом, отжившим жанром, но на самом деле это не так. У людей и общества есть физическая потребность в том, чтобы она когда-то где-то возникала.



То есть можно сказать, что Poe.Tri пропагандирует литературное живое слово?

Мне кажется, да. Многие пишут стихи в молодости, когда испытывают какие-то переживания. У меня очень большое уважение вызывают люди, которые продолжают писать и переосмысляют себя. Ты видела дискуссию под нашим постом, где женщина пишет о своём негативном отношении к мату? До этого поста я почему-то даже не задумывался, что это может кого-то задеть. Хотя стихотворение действительно вызывающее, нарочито вульгарное. Но я настолько был увлечён жанром – мне нравится Немиров и эта среда, что мат там для меня органичен. Я не переживаю когда в фильмах Тарантино кого-то убивают, потому что это апофеоз жанра. У Немирова происходит игра с жанром, и мат меня не смущает. Современная поэзия – она такая, какая есть, и спорить с ней бессмысленно. Обсценная лексика в поэзии была всегда, во все времена. Это часть русского языка, которую игнорировать неправильно.

Но я ушёл от темы – нужно рассказать ещё немного о том, как появился проект Poe.Tri. Стрит-арт давно вырос из граффити. Есть стрит-арт художники, которые занимаются только текстом, и пишут его обычным шрифтом. Часто в результате возникают стихи и цитаты. У Дмитрия Воденникова есть привычка – он всё время находит и фотографирует надписи на стенах, и выкладывает. Мне нравится история про такой текстовый простой стрит-арт, в котором нет ценности изобразительного искусства. Ещё мне нравится иммерсивный театр и сайт-специфик. И кажется важным, что человек живёт в каких-то пространствах. Эти места и маршруты для него что-то значат. Для меня это было ясно ещё в школе. Я тогда много писал, а сейчас пишу очень мало. У меня было три дороги, которыми я шёл от остановки до дома, и на каждой из них была своя интонация. Я всегда выбирал дорогу по настроению, и, когда шёл, что-то нашёптывал, наговаривал. И даже сейчас, когда хожу там, то слышу то придуманное. Влияние художников-концептуалистов конца двадцатого искусства, с их настоящими предметами, документальными вещами, тоже сказывается. И у нас возникла идея рассказать историю человека через город, через те места, которые играют для него значительную роль. Плюс надписи, которых не было, мы их сделали, но смотрятся они органично. Мы составляем маршрут из мест и текстов, создаём связанную драматургию их появления. Это не отдельные цитаты – вместе они складываются во что-то. В первую очередь Poe.Tri для меня – история про человека и город, в котором он живёт или бывает. А во вторую очередь, история про поэта. Для меня поэзия – довольно городской жанр. Стихи не пишутся пером на столе в кабинете – человек их нашептывает про себя от дома до метро и от метро до дома. У меня была идея написать для анонса Poe.Tri фразу “Поэт в России больше, чем поэт. Поэт в России – человек”. Но она слишком на шутку похожа. Для меня важно снятие пафоса. Ещё была идея как можно дальше уйти от жанра поэтического вечера или чтений. Нужно, чтобы поэт минимально что-то произносил в рамках спектакля. Это не творческий вечер, а кусок жизни человека. Есть хороший английский фразеологизм “walk in my shoes” – пройдись в моей обуви. Для меня это девиз Poe.Tri.



Poe.Tri – это искусство на стыке поэзии, стрит-арта и иммерсивного спектакля?

Да, но всё-таки от зрителя не ожидается никакого действия, хотя он и вовлечён. Тут нет навязчивого нарратива. Я даю понять, что, если по  ходу маршрута есть надписи на стенах, то их можно читать вслух. Иммерсивность зависит от того, насколько активно человек погружается. Это не главная цель. У Театра На вынос были акции, которые не состоялись бы без участия зрителей. Например, в спектакле “Учитель пения” главное действующее лицо – хор из зрителей. Если зрители не станут петь то, что даёт учитель – спектакля не будет. В Poe.Tri другая завязка – даются условия, в которых можно вести себя так или иначе.

Что будет происходить, решает поэт или вы создаёте драматургию?

По-разному, но в основном драматургию создаю я. Иногда общим мозговым штурмом решаем: надо делать так. Кстати, ты заметила, что у нас были три Димы? Это совпадение, и четвёртая прогулка возможно тоже будет с Димой.

Следующий Poe.Tri будет на “Улице Дыбенко”?

Почему?

Видела в вашем Инстаграмме фотографии с хештегом “Парк Есенина”.

Не буду пока раскрывать все секреты, да и пока непонятно, кто именно станет следующим – есть несколько планов, но Poe.Tri действительно необязательно должен быть в центре. Тут нет элемента экскурсии, парадного города – скорее наоборот. Дмитрий Борисович был в Петербурге проездом, мы с ним гуляли, и он называл места, где жил. Прогулка называлась “Англетер и другие места, где я жил, а вы нет”, и начиналась она у гостиницы “Англетер”, а заканчивалась тем местом на Марата, где Дмитрий Воденников долгое время жил в молодости. Стихи он разрешил взять любые с сайта, но мне это было не нужно – я их и так знаю. Соединял места жизни поэт уже я. Причём старался их разбавлять, потому что вначале была парадная история – мы ходили вдоль Исаакиевского, заходили в сторону Коломны, проходили мимо БДТ и Фонтанки на Рубинштейна. Маршрут получался совсем нетрэшовый, поэтому переход из одной точки в другую я сделал через Апрашку. Ночью в дождь я ходил по закрывшемуся тёмному огромному “Апраксину двору”, и расклеивал таблички с цитатами поэта, было смешно. Когда маршрут нас привел в Апрашку, мы надписи эти искали, своего рода квест.



Вы с Дмитрием Воденниковым до этого общались или для него предложение поучаствовать в Poe.Tri стало неожиданностью?

Оно было довольно неожиданным. Ему понравилось, он пригласил нас в Москву сделать такой же спектакль. С этим пока сложно. У Театра На вынос есть планы на Москву, нам пишут и зовут. Но сейчас есть работа в Питере, скоро будут премьеры, мы репетируем.

Состоялось уже три спектакля Poe.Tri. Можешь оценить, насколько петербуржцам это нужно?

Первая прогулка, с Воденниковым, была очень стихийная. Мы объявили за три или четыре дня, и прогулка была в 16-00 в будний день. Это архинеудобно, я думал, никто не придет. Но на Воденникова пришли. В то же время выбор времени стал нашим спасением от армии поклонников поэта. Было уютно, камерно и ненавязчиво – до двадцати человек. На Крестьянкине народа было многовато, человек 35 – я такого не ожидал. В принципе можно и так, но всё было совсем по-другому. Я зачитывал по слову на водосточных трубах – это создавало ритм. Люди, которые растянулись, вообще этого не слышали. Зато видели. И кто-то ещё эти слова проговаривал. В этом и есть элемент иммерсивности – если кто-то хочет, то берёт на себя активную роль.

Поэтому вы решили ограничить количество людей до двенадцати на прогулке с Дмитрием Гусевым?

Отчасти поэтому. Но есть разные маршруты, и их все нужно продумывать. На маршруте с Димой мы не хотели толпы. Мы со зрителями встречались в “Макдональдсе” на Московской, и разными группами ехали в аэропорт. Не хотели привлекать внимание к большой толпе людей, которые что-то делают в аэропорту. В какой-то момент руководители групп оставляли  зрителей. Важно было, чтобы они оставались наедине со стихами и аэропортом.



Были опасения, что в Петербурге проект не выстрелит?

Нет. Даже если придет пять человек, всё равно будет здорово. В первую очередь Poe.Tri интересен мне. Дима Гусев мне посоветовал одну классную панк-поэтессу, о которой я не слышал. Пойду с ней познакомлюсь. Мне кажется, у нас прикольный проект, я бы пришёл, тем более мы не берём деньги.

Для тебя Poe.Tri – часть Театра На вынос или это совсем другое?

Да, часть. Тут путаница небольшая произошла. Театр На Вынос появился как серия городских документальных перфомансов. А потом мы с Лехой Ершовым стали делать вместе документальный спектакль “Абьюз опера”, и решили, что это тоже Театр На Вынос. Вчера видел на Ютубе трейлер будущего спектакля “Площадки 51”, где молодой актёр под музыку наговаривает текст о современном театре. И там есть момент, что “современный театр – это театр где угодно, современный театр – это театр на вынос”. Вряд ли это совпадение. Это хорошее название и хорошая концепция, искусство на улице. Мы себя осознаём как стрит-арт театр, такого вроде раньше не было. Поэтому свой Poe.Tri, poetical trip, мы не видели смысла делать отдельно от Театра На Вынос. Мы группа совершенно разных людей: суперэкспрессивный Даня Вачегин, далёкий от меня по темпераменту Лёша Ершов и я, отвечающий в Театре На Вынос за всё изящное.



Каких ещё поэтов кроме Воденникова ты любишь?

В каком-то интервью Веру Павлову спросили, каких поэтов она может посоветовать. Павлова ответила, что поэты – это как лечебные травки, от каждой болезни своя. Современная поэзия – очень обширный пласт.

Процитируй какое-нибудь стихотворение Воденникова.

Потому что стихи не растут как приличные дети,
А прорастают ночью, между ног,
И только раз рождаются в столетье
Поэт-дурак, поэт-отец, поэт-цветок.

Хороший получился бы эпиграф. Мне кажется, есть много хорошей современной поэзии. Я люблю стихи Линор Горалик, Андрея Родионова, какие-то вещи у Веры Павловой. Лёха Никонов – это тоже из школы, как и Воденников.

Можно съездить погулять по Никоновским местам в Выборге.

Есть такая идея.

Беседовала Алла Игнатенко

Фотографии предоставлены Максимом Карнауховым

comments powered by HyperComments