Новая волна

В 1967 г. в американской школе учитель истории Рон Джонс, проходя со старшеклассниками нацизм,  столкнулся с абсолютной уверенностью подростков, что такого никогда больше повториться не может. Тогда он решил провести эксперимент (который позже назвали «Третьей волной») – за неделю он превратил абсолютно обычных школьников в идейную группировку, агрессивно настроенную ко всем остальным (эксперимент пришлось прервать через неделю, потому что поведение учеников стало выходить из-под контроля).

Галина Зальцман по мотивам этого эксперимента поставила в 2022 в Черной комнате РАМТа спектакль “Волна”. Вернее, это больше похоже на театрализованный рассказ о случившемся – здесь артисты не делают вид, что они и есть эти школьники или учитель (Максим Керин), игровая форма сразу же обозначается: «мы – актеры». При этом и зрителей с первой же минуты как будто пытаются убедить включиться, проведя эксперимент над собой. До начала спектакля мы входим как будто бы в класс (на видео потом будет он же, что увеличивает эффект присутствия) и, сидя за школьной партой, заполняем анкету: что лучше – принимать решения одному или в коллективе? Быть заодно со всеми или против всех? Молчать или получать от агрессивного общества за своё немолчание? Парадокс этой анкеты в том, что изначально ни в одном из варианте ответа нет ничего плохого, но все мы изначально понимаем контекст, в котором задаются эти вопросы – конечно же, для меня лично в авторитарном/тоталитарном обществе быть заодно со всеми равно конформизму и хорошим это вряд ли может быть (можно ли этого избежать – другой вопрос). В конце спектакля эти анкеты можно либо сдать, либо уничтожить в шредере – как те вопросы, что вообще не должны никогда задаваться, чтобы эти противоречия в реальной жизни никогда не возникали.

Я сказала, что спектакль больше похож на рассказ об эксперименте. Отчасти это так, хотя некоторая фактология была изменена. Так, один из учеников кончает жизнь самоубийством, чего не было в реальности, хотя выглядит это очень правдоподобно – слабый мальчик, интровертный (а, может, даже и аутист), бывший всегда изгоем, с новой «властью» становится чуть ли не лидером (он придумал название «волна»), он больше не “белая ворона”, и с рушением течения опять теряет все. Для него этот эксперимент оказывается болезненные, чем для кого бы то ни было еще – другие вернутся, хотя и через травму, к нормальной жизни, а для него это невозможно. Вот и пуля в лоб… (эффект присутствия усиливается от того, что на видео пуля разбивает зеркало, осколки которого мы видели в первой комнате, ещё не понимая причин этого).

Были и те, кто сомневался, кому происходящее не нравилось. Вернее, одна единственная девочка – Лори (Анна Дворжецкая, Анастасия Волынская). Сильная, уверенная в себе и в своём достоинстве, и в своих убеждениях, она быстро понимает (не без помощи мамы, правда), на что похожа эта «Волна». Эта героиня понимает, что опускаться нельзя и в мелочах – добивается, чтобы ее пустили на стадион, даже если она не покажет знак волны охраннику-однокласснику. Но таких, как обычно, очень мало (какое же уважение вызывают такие люди!). А большинство радуется тому, что все теперь равны, и бежит скандировать «Сила в дисциплине, сила в единстве, сила в действии» (такой лозунг учитель им вбил в головы).

А теперь про театр. Я понимаю, почему Зальцман захотела про это поговорить сегодня. Только тут две проблемы. Во-первых, за последние два года кто только не говорил про этот эксперимент, а знание уменьшает эффект. А, во-вторых, жанр рассказа про, а не игра как будто изнутри, делает происходящее несколько умозрительным – думаю, сидящим в зале было тяжело поверить в то, что так быстро можно людей превратить в стадо (обычно не люблю это слово, но тут оно и уместно, и Лори его использует). Редкий случай, когда мне психологичности хотелось больше, а условности меньше. 

Текст: Нина Цукерман 

Фото театра 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения