Кваканье лягушек, крик оленей

Борис Павлович выпустил в Таком театре “Риф” по роману Алексея Поляринова. Я к премьере успела послушать половину книгу, и теперь точно дослушаю. Это очень хорошая современная литература, рекомендую, если как раз думаете, что почитать. “Риф” посвящен сектам, детско-родительским отношениям и памяти. 

В спектакле, как и книге, есть три сюжетных линии: Кира (Юлия Гришаева) отчасти узнает, отчасти вспоминает прошлое своего родного города Сулима, Ли (Кристина Токарева) попадает в секту, сама того не зная, а Таня (Юлия Захаркина) пытается вытащить из секты мать. “Риф” – честное и временами болезненное высказывание о том, чего мы не хотим помнить, о кошмарных традициях, которые все считают нормой, о смерти – ей здесь дышит абсолютно всё. Ближе к финалу первого действия на полу появится десяток оленьих рогов. Здорово, что олени сбросили их сами (Такой театр покупал старые рога на складе рогов, есть в Питере и такой), а не были убиты ради “промысла”. В книге и спектакле есть ужасающая сцена, как панты срезают с ещё живых, истекающих кровью животных. Кажется, я услышала в этот момент крик несчастных оленей. На экране нам покажут их черепа, а ещё – нити, что связывают всех нас (видео – Саша Магелатова). 

В город Сулим приезжает чужак (Алексей Матвейчук), он пишет книгу о бунте, который произошёл в шестидесятых. Люди протестовали против повышения цен на мясо и масло, и их убили военные. Жители Сулима предпочитают ничего об этом не знать. Но Кира, которая узнала кровавую историю, не может теперь жить, как прежде. Имена людей, которых все забыли, прозвучат вновь.

Саша Худяков вновь играет мерзавца, вернее обаятельного харизматичного лидера секты – преподавателя университета. Антрополог переезжает в другой город, чтобы учиться у него, и он ведёт себя с ней и другими адептами своего культа, как обычный абьюзер: изолирует их от общества, катает на эмоциональных качелях: от доброты и мягкости до грубости и даже жестокости. Плюс к тому его студенты испытывают депривацию сна, и лидер секты получает сломленных, податливых, неистово любящих его людей. Во втором действии клинический психолог (Анна-Магда Обершт) расскажет вам о сектах, а актёры смогут поделиться историями, когда они сами теряли контроль над своей жизнью. А после этой документальной вставки судьбы наших героев начнут переплетаться, они будут перебивать друг друга, спеша дорассказать, что было дальше. 

 

В спектакле есть метафора: Таня в детстве вместе с мамой вытаскивала из ямы лягушек, которые душераздирающе квакали, потому что не могли выбраться. Теперь Тане нужно спасти маму. Но хочет ли она спасения? Это страшный спектакль о вечной мерзлоте человеческой души и девочках, которые, вырастая, становятся пугающе похожи на своих матерей. 

Следующие показы: 23, 24 апреля. 

Текст: Алла Игнатенко 

Фото театра 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения