Гремит лишь то, что пусто изнутри

Когда в театре Вахтангова играют “Короля Лира” (2021), над сценой восходит огромная луна. Это один из самых ярких и яростных спектаклей Юрия Бутусова, поставленных, им в Москве. Какие времена, такие и герои.

Действие начинается с открытого превращения Сергея Волкова в его персонажа Эдмунда, когда он при полном свете в зале и собирающейся публики вдумчиво наносит на лицо грим. Прямое перевоплощение позволяет почувствовать, что современные люди недалеко отстают от героев Шекспира. На сцене режиссёр выстраивает ряд стульев и рассаживает на них всех героев пьесы, они прямо смотрят в зал, и дальше  часто будут вести диалог именно через зал. Лир в красном камзоле, Гонерилья в мужском фраке и цилиндре, Регана в чёрном платье, а над ними низкий тёмный потолок с офисными светильниками. Пространство, выстроенное художником Максимом Обрезковым, кажется холодной чёрной пустотой, в которой герои будут рассказывать свою историю перед невидимым судьей – временем и потомками.

Король Лир выходит вперёд, становится в центре круга, выложенного землёй на сцене. Пора делить королевство. Если вначале король говорит отстранённо, то после того, как восходит луна, он впадает в буйство. Его “королевский танец” – это хождение по кругу с разбрасыванием земли, он будто хочет вырваться из этого земного ада. Луна влияет на всех, вырываются звериные страсти и пляски. И вот уже действо похоже на шабаш. Государство разделено, дочери прокляты, впереди скитания в поисках пристанища, а над всем этим кружит вороньё.

Юрий Бутусов, наравне с Лиром, выводит на первый план Эдмунда и Корделию, причём последнюю он ловко обращает в образ шута. Эдмунд (Сергей Волков) здесь нелюдимый, хитрый, как Пак из “Сна в Летнюю ночь”. Никакого героя-любовника нет и в помине, и кажется, что дам он притягивает к себе только своим злым началом. Эдмунд многогранен, он может быть уязвлённым со сгорбленной спиной или же яростным со сверкающими глазами. Но главное: кажется, что его герой победил всех. В какой-то момент мы видим толпу выбегающих Эдмундов, словно он растворился и поглотил других персонажей. Зло заразно. Корделия (Евгения Крегжде), которая по сюжету отплывает со своим мужем, здесь же возвращается в образе шута. Шут здесь ведёт привычную линию внутреннего голоса короля, но с той особой заботой и состраданием, что свойственно близким. В какой-то момент от беспомощности переломить ситуацию шут разбивает ракеткой яблоки, словно разбивая собственное сердце раз за разом.

Сёстры Корделии правят своими мужьями грубой силой. Они сразу высечены автором воительницами, способными только на страсти, но не на любовь. Освальд (Юрий Цокуров) сначала запоминается своими мимолётными, но яркими появлениями, в конце он пронзительно играет на трубе гимн своей свободе.
Режиссёр не так много отдаёт внимания Глостеру (Максим Севриновский) и его трагедии, мы видим только, как бьётся его преданное сердце в ритм ударной установке. Сцена ослепления не выведена кровожадной. Для автора это конвульсии не тела, а духа человека. Здесь Юрия Бутусова интересует больше внутренний раздрай души, чем внешнее рассечение тела.


Ещё много раз взойдёт луна над сценой, меняя свой цвет. И чем ближе к концу, тем больше одолевает всех безумие, сначала яростное, а потом тихое, с проблесками сознания. Бури отгремели, и в сердце открывается любовь. Всё завершает тонкая, душераздирающая тишиной сцена прощания Лира с дочерью. Метко разящая в самое сердце – по-отечески Лир накрывает дочь одеялом, подтыкая под бока, а потом ещё одним, и ещё. Но, увы, холодное тело больше не согреть. Он ложится рядом и обретает вечный покой. И никто до сих пор не понимает, почему мы так стремимся разрушать себя, причинять боль другим, вместо того, чтобы тонуть в любви.

Текст: Наталья Яковлева 

Фото театра 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения