Юлия Шубарева: «В профессии нельзя останавливаться»

Актриса театра и кино Юлия Шубарева рассказала нам о том, как 20 лет назад пришла в Молодежный театр на Фонтанке и почувствовала, что ее место именно здесь. Мы задали актрисе вопросы о годах учебы в театральной академии, сложных и важных ролях, Семене Спиваке и о том, каково это, когда твой муж режиссер фильма, в котором ты снимаешься.

ОКОЛО: В театральной академии вы учились на курсе профессора Анатолия Самойловича Шведерского. Чем запомнились студенческие годы?

Ю.Ш.: Анатолий Самойлович взял меня практически с консультации на курс. Он отвел меня в сторону, когда увидел стоящей у аудитории Штокбанта Исаака Романовича, который набирал курс параллельно, и спросил, что я тут делаю. Я ответила, что поступаю, на что Анатолий Самойлович говорит, что уже взял меня на курс. Счастью не было предела! Но все же я решила подстраховаться и поступать дальше к обоим мастерам и, когда встал выбор на втором туре, к кому подавать документы, я уже понимала, что иду к Шведерскому и, конечно, я не прогадала, что пошла на драматический факультет, а не на эстраду. Быть в любимицах у мастера – это здорово. Все четыре года учебы были во взаимной любви и доверии. На втором курсе пришел к нам Лев Борисович Эренбург и тоже, как и Шведерский, влюбил в себя всех студентов. У него было совершенно другое видение работы со студентами, и это было здорово, что они были абсолютно разными в своих подходах к нам. Анатолий Самойлович был более консервативный, аристократичный, тяготеющий к классическому театру, а Лев Борисович, так скажем, более конкретный, бытовой, если можно так сказать «физиологический». Он учил разным вещам психофизического процесса – уметь плакать, смеяться, «выворачивать изнанку». Также на курсе преподавали замечательные педагоги по мастерству – Веселов, Михельсон, Лелюх. Они все тоже разные, необыкновенно талантливые педагоги, нам очень повезло с ними. У нас был очень горячий курс, обучение было интересным – это было классное время.

ОКОЛО: За годы учебы не было мыслей бросить все и не идти в эту профессию?

Ю.Ш.: По-моему, таких мыслей не было. Да, мы сильно уставали, как и все студенты театрального, это был непростой этап. Но все бросить…нет.

ОКОЛО: Как получилось, что судьба привела вас в Молодежный театр на Фонтанке, а не в Небольшой драматический театр, например, где Эренбург худрук?

Ю.Ш.: Когда я заканчивала академию, у меня было желание попасть в театр к Льву Борисовичу. Мне нравились его постановки, но, придя в Молодежный театр и посмотрев спектакль «Крики из Одессы», я влюбилась и захотела попробоваться сюда. Я знала, что это сложно, потому что Семен Яковлевич берет обычно только своих студентов, и на тот момент, когда мы с Сашей (Александр Андреев – актер Молодежного театра, муж Юлии – прим. «Около») сюда пробовались, у Спивака, к счастью, не было курса, и это сыграло в нашу пользу, мы попали в театр. Но не сразу – не было ставок и пришлось подождать примерно год, чтобы нас оформили официально.

ОКОЛО: Как вы почувствовали, что ваше место здесь, в Молодежном театре?

Ю.Ш.: В то время, когда я пришла в Молодежку, здесь была сильная команда артистов, и мы попали в этот «клин» и полетели все вместе – начались гастроли, невероятно классная жизнь. И у меня не было сомнений, что я попала куда-то не туда. Я была занята во многих спектаклях и хотела находиться только здесь.

ОКОЛО: Давайте поговорим о Семене Яковлевиче. Каково это – работать и творить вместе с ним?

Ю.Ш.: Он большой художник, очень талантливый человек, с прекрасным чувством юмора, которое, мне кажется, я понимаю, и оно мне близко. Мне нравится, что он парадоксально мыслит, потрясающе придумывает какие-то сюжетные повороты, линии поведения героев, нравится, как он выстраивает спектакль. У Семена Яковлевича свой почерк, с ним очень интересно работать и открывать себя по-новому.

ОКОЛО: Семен Яковлевич однажды сказал, что вы характерная актриса, которой под силу разные образы. А каких героинь вы любите играть больше всего?

Ю.Ш.: Скорее острохарактерная. Он мне обычно говорит, что я острохарактерная героиня. Когда я училась в театральной академии, я играла исключительно лирических героинь, и я все время пыталась доказать Анатолию Самойловичу Шведерскому, что я не просто героиня, что я могу быть и смешной, могу быть разной. Потом мы с однокурсницей Еленой Мартыненко (актриса театра на Васильевском – прим. «Около») сделали юмористический вокальный номер, с которым мы стали лауреатами Конкурса Актерской песни им. Андрея Миронова, и впоследствии много с ним выступали, в том числе и в концертах Молодежного театра. Этот номер и задал какую-то отправную точку для моей острохарактерности.

ОКОЛО: А были такие роли, которые вам давались сложно? В одном из интервью вы говорили, что главная роль (Агафьи Тихоновны) в спектакле #Женитьба_NET» режиссера Александра Кладько далась вам нелегко. Как вы сейчас ощущаете себя, существуя в этой постановке, что-то изменилось?

Ю.Ш.: Мне и сейчас в ней нелегко. С одной стороны, Агафья немногословна и застенчива, а с другой стороны, внешне достаточная яркая, поэтому мы пытались найти тот изъян, почему она засиделась в невестах. Изъян этот – инфантилизм, нежелание брать на себя ответственность, а из-за возраста еще и страх перед замужеством. Многие роли мы совершенствуем долгие годы и, продолжая играть спектакли, растем вместе с ролью. Роль по-другому начинает показывать себя, потому что происходят в жизни какие-то этапы, которые тебя чему-то учат, и ты уже понимаешь свою героиню по-другому и иначе играешь. Все меняется, дополняется, углубляется. Есть роли, до которых мы еще не доросли, есть, наоборот, которые переросли, – и у меня есть такие роли, от которых надо отказываться. Мне кажется, не совсем правильно, когда взрослая актриса играет совсем молодую девочку, это нечестно перед собой и зрителем. Нужно просто уметь оценивать себя адекватно и понимать, что тебе под силу.

ОКОЛО: Какие роли считаете для себя самыми важными?

Ю.Ш.: Моя самая первая роль Герды (спектакль «История Кая и Герды» – прим. «Около») Это была стартовая, этапная для меня роль, которую я очень любила, это сильная героиня, во многом характерная. К важным ролям можно отнести Розину из «Севильского цирюльника» режиссера Жана-Даниэля Лаваля – здесь была острохарактерная героиня, почти клоунада – я, вообще, люблю этот жанр. Еще была возможность петь, это моя отдушина. Большая работа была в постановке «Верная жена» Семена Яковлевича Спивака. Офелию я сыграла в спектакле «Король и принц, или Правда о Гамлете» режиссера Александра Строева… Жюлльету в «Школе налогоплательщиков» режиссера Михаила Черняка, Настеньку в спектакле «Белая ночь» режиссера Олега Куликова. Вообще, в театре я много участвую в спектаклях других режиссеров, так получается. Хотелось бы, конечно, и со Спиваком почаще встречаться, но на все воля Божья. Сейчас в антрепризе я играю драматическую роль Елены в спектакле «Чудаки» по пьесе Максима Горького, и мне кажется, что для меня это тоже знаковая роль, потому что я там совершенно другая, мудрая, взрослая, сильная.

ОКОЛО: Есть ли у вас какие-то театральные приметы, традиции?

Ю.Ш.: Когда я репетирую, у меня всегда падает текст роли. Если он не упал, это странно (смеется – прим. «Около»). Но я не считаю это плохой приметой. Еще, например, играть комедию лучше, когда ты полон сил, хорошо себя чувствуешь, отдохнувший. А драму можно играть уставшей, даже нужно, но это не значит, что я заставляю себя специально устать в этот день.

ОКОЛО: Жизнь актера – это театр или кино?

Ю.Ш.: И то, и то интересно. Это зависит от судьбы, от случая. Бывает так, что артисту много предлагают работы в кино, соответственно, у него становится в жизни мало театра. Отказываться от съемок, наверное, глупо, но и от театра тоже.

ОКОЛО: Какова специфика работы с Александром? То, что он ваш муж, как-то мешает или, наоборот, помогает в совместных проектах?

Ю.Ш.: Конечно, помогает. Мы друг друга очень хорошо знаем, он знает, на что я способна и какая я могу быть. И, мне кажется, ему со мной не очень сложно, да и мне с ним (смеется – прим. «Около»). Мы можем какие-то рабочие моменты обсуждать дома. Если мы на съемках Сашиной картины, мы друг другу помогаем, советуемся. В роли режиссера он нестрогий, если все идет гладко. Меня это очень радует и, когда я прихожу на съемочную площадку, то вижу, что его любят абсолютно все, вся команда. Удивительно, но он умеет создать атмосферу, и все присутствующие заряжаются одним общим рабочим духом. Он называет это «школьным лагерем, командой» – в хорошем смысле этого слова, – когда люди в одной спайке, им интересно! Он очень любит артистов, он кайфует от работы с ними, и я вижу, что к нему все тянутся, и мне это очень нравится, это классно.

ОКОЛО: В этом году у вас юбилей – 20 лет творческой деятельности. Много поменялось за эти годы – в отношении к профессии, к партнерам по сцене, к подготовке к спектаклям?

Ю.Ш.: Да, какие-то театральные процессы идут совсем по-другому. Появился сценический опыт, мы стали ближе с коллегами, друг про друга больше знаем, мы уже семья и нам друг с другом сейчас проще. Но ответственность при этом меньше не стала. Когда появляется новая роль, волнение и страх перед новым остаются, эти чувства никуда не исчезают. Если раньше я в эту бездну вступала проще, я была к ней готова, то сейчас это более осознанное состояние.

ОКОЛО: Поделитесь своими творческими планами, задумками.

Ю.Ш.: Должна состояться премьера полнометражного фильма Наура Гармелии «Последняя цена», в котором я снималась в Абхазии год назад. Надеюсь, в этом же году состоится премьера «Точка опоры» Александра Андреева, там у меня одна из главных ролей. Скоро начнется фестивальная жизнь и эти фильмы отправятся на фестивали, а потом выйдут в прокат. На ближайший год у меня запланированы еще кое-какие проекты, но о них пока преждевременно рассказывать.

ОКОЛО: Что такое актерское счастье?

Ю.Ш.: Актерское счастье в реализации, в возможности играть то, о чем мечтаешь!

Беседовала Дарина Львова

Фото: Наталья Гольд

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения