По другую сторону Дон Жуана

Спектакль «Последняя любовь Дон Жуана» по пьесе Эрика-Эммануэля Шмитта в Театре Романа Виктюка идет уже 19 лет, но до сих пор не теряет своей актуальности. Ведь такие понятия, как верность, мужество и, конечно, любовь, актуальны всегда, и Роман Григорьевич как никто другой это знал. Фраза «Нужно видеть только любовь», хоть и была произнесена в другой его постановке, но неотделима от поэтического таировского театра, к которому так тяготел Виктюк. 

Это единственный спектакль Маэстро, в котором присутствует антракт. Для чего же? Думаю, для того, чтобы зрители максимально остро прочувствовали настроенческие контрасты истории. В первом акте в воздухе витают комедийные, буффонные вихри – Дон Жуан (в маске «гнусного соблазнителя» Дмитрий Бозин) прибывает на загадочный бал, которому не суждено будет состояться, что он очень быстро понимает. В доме, который посещает Дон Жуан, висит его портрет, а под ним его встречают, как он догадывается, его бывшие любовницы, которых соблазнитель не видел много лет и ни одну из них не помнит – счет его любовных побед давно идет на тысячи, как тут кого-то запомнить! Но эти дамы мстительны и помнят его прекрасно, хоть и не сразу признаются в этом своей предводительнице – герцогине де Вобрикурт (Людмила Погорелова). Страстная графиня де ля Рош-Пике (Мария Казначеева), загадочная мадемуазель де ля Трэнгль (Анна Нахапетова), нелепая монахиня Гортензия де Отклэр (Екатерина Карпушина) и напористая мадам Кассэн (Олеся Быкодерова) собрались этой ненастной ночью только для одного – предать справедливому суду вероломного и неверного искусителя Дон Жуана. 

Уморительно наблюдать за тем, как отвергнутые женщины тщетно пытаются заставить себя ненавидеть и презирать Дон Жуана, как они перед ним скачут в своих вычурно-вульгарных нарядах (художник по костюмам Евгения Панфилова) в надежде на то, что он их хотя бы немного вспомнит, но куда там – у Идеального Любовника все женщины давно неотличимы друг от друга. Бозин ведет партию свое героя в насмешливом ключе – грациозно и неспешно, мягко и как бы нехотя, мимоходом отражает все нападки бывших любовниц. Он относится к ним с доброй иронией, прекрасно понимает, что они без ума от него, и что быть с ними жестокими нет необходимости – они ведь влюблены в него, и ему это ясно, а оттого даже немного скучно. Но «зачем меняться волку, если овцы все те же?». И смешным ему кажется суть «приговора», вынесенного женским судом, – Дон Жуан приговаривается к женитьбе (действительно, самое страшное для него наказание) на племяннице герцогине – малышке Анжелике де Шифревиль (Валерия Энгельс). 

 Герои кружат по всему разноуровневому пространству сцены (сценография Владимир Боер, хореография Артур Ощепков) – они возникают то на помосте, то у замысловатых стульев, то на постоянно передвигаемом столе, то под ним, то на батуте, расположенном у дальнего края. Преобладающий цвет – красный, преобладающий стиль – барочный. Режиссер внимателен к деталям, за каждой скрывается символ и аллегория. Парики у дам напоминают свадебную фату, декоративные цепи на стенах превращаются в настоящие кандалы, а за масками прячутся истинные чувства – нужно успеть их поплотнее прижать к лицу, а то вдруг кто увидит твое тщательно скрываемое «я». И всю эту яркую композицию дополняют постоянно исполняемая «Песенка герцога» из оперы «Риголетто» Джузеппо Верди, рассказывающую нам о неверности женщин, и ария «Coeur de pierre (Don Juan)” из одноименного мюзикла, в которой женщина чувственно сетует на каменное сердце жестокого искусителя. 

В втором же акте накал иронии значительно снижается. Женсовет, посовещавшись, отменяет процесс над обвиняемым по причине того, что он – самозванец. Настоящий Дон Жуан – это не простой смертный, не обычный человек, он не может стареть, не может опускать плечи и не может выглядеть чем-то опечаленным. Они рассмотрели свое божество получше и заметили, что он стал другим. Он боится, он страдает… Как он мог, предатель?! Он ломает им всю картину мира, где существовал их Идеальный Мужчина. Что же с ним случилось? Конечно, любовь… И, конечно, запретная и трагичная.

Некоторое время назад Дон Жуан встречает брата малышки Анжелики – шевалье де Шифревиля (Иван Никульча), «постоянно бегущего от самого себя» и… становится человеком. То есть, впервые в жизни влюбляется. Шевалье, как статуя Командора, возникает в его жизни – быстро и врасплох, – жмет Дон Жуану руку и тот проваливается в свой личный ад, привычная жизнь для него заканчивается. Случайно убив шевалье на дуэли, герой больше не может вернуться к себе прежнему, хотя продолжает сохранять старые привычки, и довольно ловко, так, что даже его слуга Сганарель (Михаил Руденко) ничего не замечает. Но брошенные любовницы замечают все – и отпускают Дон Жуана жить жизнь обычного человека. О Великом Распутнике остается лишь легенда.

Текст: Дарина Львова 

Фото театра 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения