Нужна ли цензура в театре?

“Мейерхольд” Романа Габриа в театре “Открытое Пространство” (2019) – жёсткое высказывание и история русского театра 20 века, а в общем – история страны. Где так вольно дышит человек.

Спектакль наполнен тёмными символами: вначале Всеволод Мейерхольд (А. Журавин) рвёт, хохоча, афиши чужих спектаклей, а в финале человек в фуражке (Сергей Мендельсон играет и Михаила Чехова, и Луначарского, даже Есенин обратится к любимой его голосом) рвёт уже афишу Мейерхольда. “Мейерхольд” – история о том, как опасно заигрывать с этой властью, как быстро её улыбка сменяется звериным оскалом, и кровь капает с клыков. Режим дал режиссёру театр, щедро снабжал постановки деньгами. А потом отобрал театр, запытал и убил в тюрьме. “Если ты пьёшь с ворами, опасайся за свой кошелёк” – эта строчка звучит сегодня особенно наполненно. 

Прекрасна А.Данишевская (Зинаида Райх) – возлюбленная жена и муза. В чёрном кожаном костюме она плавно двигается по сцене (пластика – Коля Куглянт), спорит со своим режиссером, пытается выполнить его задачи, флиртует с ним. Экран пестрит названиями постановок: “Ревизор”, “Лес”, “Свадьба Кречинского”, “Дама с камелиями”. Именно последняя и разозлила власть – театр Мейерхольда назвали “чужим”, ведь он поставил спектакль о тяжёлой судьбе парижской куртизанки, а не о пятилетке, колхозах и заводах. И вот какой-то наделенный властью человек, поедая котлеты, расскажет Всеволоду Эмильевичу, что его спектакли не нужны советскому народу. Вчера Мейерхольд и Райх купались в деньгах и любви зрителей, покупали реквизит в антикварных магазинах, а сегодня в их доме проходит обыск. 

В спектакле присутствует и интерактивная часть: у зрителей спрашивают: “Нужна ли цензура в театре?”. Я, разумеется, сказала: “Нет”. Кстати, цензура в России запрещена конституцией. Но даже в нашем маленьком зале мнения разделились, 2-3 зрителя высказались, что цензура должна быть, “в рамках разумного”. У меня вопрос: а кто будет устанавливать эти рамки, границы разумного? Генерал из телевизора, школьные учителя, ветераны боевых действий. Кто вправе решать, что нам ставить и смотреть? Кто вправе решать, как нам жить? 

Спектакль Габриа мне было смотреть страшно и больно, и очень важно. Жаль Мейерхольда, больного старика, которого под пытками вынудили сознаться в шпионаже. Жаль Зинаиду Райх, которую убил неизвестно кто. Как мало у нас ценят людей, причём лучших, выдающихся, и как всё повторяется. В этом году мы отмечаем 150-летие со Дня рождения Всеволода Мейерхольда, человека, опередившего своего время, внедряющего новые формы в театре (вертикальная сцена, спектакли на открытом воздухе, биомеханика). В театрах выпускают премьеры, посвящённые мастеру: “Мейерхольд. Чужой театр” Валерия Фокина, “Шинель М.” Юрия Смекалова, “Мейер” Кирилла Люкевича. Спустя 84 года после расстрела наследие Мейерхольда продолжает жить. 

Текст: Алла Игнатенко 

Фото театра 

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения