Брукнер и Вагнер на сцене БЗФ: смерть и праздник

Третья симфония Антона Брукнера прозвучала в исполнении Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра Петербургской филармонии под управлением народного артиста России, главного дирижера Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Феликса Коробова 17 февраля. Концерт состоялся в рамках программы нового абонемента Петербургской филармонии «Антон Брукнер. Великий австрийский романтик», посвященного 200-летию со дня рождения композитора. Наряду с Третьей симфонией, посвященной композитору Рихарду Вагнеру, прозвучали симфонические фрагменты из его музыкальных драм «Валькирия» (знаменитый «Полет валькирий»), «Зигфрид» и «Парсифаль».

Прелюдия к первому акту оперы мистерии Вагнера “Персифаль”, открывшая концерт, началась неожиданно тихо, почти интимно, заставляя вслушиваться, затаив дыхание, чтоб, неспешно нарастив мощь, обрушить на зачарованных зрителей всю силу симфонического оркестра. Чувствовалось, что дирижер не просто растворяется в музыке, а ведет оркестр.

После столь эффектного начала “Шелест леса” из музыкальной драмы “Зигфрид”, третьей оперы Рихарда Вагнера из тетралогии “Кольцо Нибелунга”, стал для слушателей небольшой передышкой перед грандиозным “Полетом валькирий”, несомненно, одним из самых узнаваемых сочинений Вагнера. “Полет валькирий” – общераспространённое название начала третьего действия оперы «Валькирия», второй из опер тетралогии «Кольцо нибелунга».

Стоит отметить, что сквозной темой для всего концерта стали размышления о смерти. Под “Шелест леса” юный Зигфрид размышляет об умершей матери, валькирии – девы-воительницы уносят в Вальгаллу павших героев, даже в симфонии Брукнера присутствует мотив смерти: «Смотрите, здесь, в этом доме — большой бал, а рядом, где-то за стеной, на смертном одре покоится великий человек. Такова жизнь, и я хотел отобразить это в последней части своей Третьей симфонии: полька передает юмор и веселое на­ строение в мире, хорал — скорбное и печальное в нем», — так пояснял свой замысел композитор. Так же и в “Зигфриде”: мысли о смерти “не омрачают светлое и радостное настроение, царящее на протяжении всей симфонической картины“.

Когда читаешь о том, что Брукнер добился признания лишь к 57 годам, а премьера его Третьей симфонии обернулась провалом, в это сложно поверить. После великолепного исполнения этой симфонии 17 февраля – практически невозможно. Однако, накануне нам довелось побывать на другом концерте, где современный композитор поделился своими сомнениями относительно собственного сочинения. Ему казалось, что его музыка неудачно написана, прежде чем она попала к исполнителям, которые вдохнули в нее новую жизнь и изменили отношение самого композитора к его творению. Несомненно, каким бы выдающимся ни был музыкальный замысел, его воплощение, интерпретация, нюансы и акценты, понимание дирижером и исполнителями идей и характера автора влияет на восприятие слушателей. Заслуженному коллективу России под управлением Феликса Коробова этим вечером удалось раскрыть Третью симфонию Брукнера во всей полноте ее великолепия. Нескончаемые овации были тому подтверждением.

Текст и фото: Александр Шек

Отзывы

Добавить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения