Вы здесь
Главная > Театр > “Закрытое исследование”: “Куда плывёт эта лодка?”

“Закрытое исследование”: “Куда плывёт эта лодка?”

Пробовали ли вы когда-нибудь подсчитать, сколько раз в день лжёте в разговорах с друзьями, коллегами, родными? А как часто вы обманываете самого себя?

Рассуждая о глобальных проблемах общества, мы предпочитаем закрывать глаза на то, что происходит у нас в семье. Не это ли лицемерие и избирательность — причина всех наших бед?

Премьера в Таком театре — “Закрытое исследование” (режиссёр Станислав Белозёров, куратор выпуска Ниёле Мейлуте) — рассуждение на тему ответственности каждого за надвигающуюся экологическую катастрофу, политические конфликты, расизм, национализм, перенаселение. Постановка — по мотивам пьесы 2021 года одного из самых востребованных европейских драматургов Ивана Вырыпаева.
Спектакль построен в форме опроса — невидимые интервьюеры в рамках исследовательской программы задают по очереди самые актуальные вопросы, волнующие человечество, трем всемирно известным учёным — психологу, биологу, нейробиологу. Вопросы как общие — о роли воспитания, отношении к смертной казни, абортам и эвтаназии, так и внезапно частные — например, о предпочтениях в сексе, ЛСД и изменах супругу. И как-то так оказывается, что рациональный толерантный подход возможен во всем, только если это не касается тебя. Лично тебя и твоей жизни. Что какой бы гениальной ты ни считал свою супругу, предположить, что у нее есть тайны от тебя и своя жизнь, просто невозможно. И начать диалог и признаться в своих ошибках ей ты тоже не можешь. Как бы ни был гениален ты.

Из декораций на сцене — три кресла, образующие круг, огромный торшер-софит, который будет порой мигать и гаснуть под тревожные звуки — будто схлопывается кинохлопушка Большого Брата (саунд-дизайн — Дмитрий Мадера).

Если первый акт больше напоминает допрос, персонажи не покидают кресел, отвечая чуть раздражённо, но всё же сдержанно, то во второй части эмоции захлестывают, герои уже не в силах усидеть, они говорят ожесточенно, взывают, требуют. Следить за их мимикой, мельчайшими нюансами игры зрители могут благодаря всевидящему оку — камере, расположенной перед героем, изображение выводится в режиме реального времени на экраны по обеим сторонам сцены. Как в “Иранской конференции”, да? Как в “Бумерите”. Да, ассоциации с этими постановками Такого театра настолько мощные, что буквально слышишь фразу “Есть что-то еще более важное”. Она будто звенит в тишине, а ты сдерживаешь слёзы. Будут и неожиданные образные сравнения (“Человек — PlayStation Господа” — мостик к “конфликту Аллаха и Кока-Колы” в “Иранской конференции”). А когда звучит ожесточённый монолог Моники о двух главных проблемах человечества, вспоминаешь четыре вселенских права Астрид Петерсен.

По словам создателей, “Бумерит”, “Иранская конференция” и “Закрытое исследование” — трилогия, анализирующая интегральные методы коммуникации. Интегральный подход, согласно основателю — философу Кену Уилберу — комплексный, включающий религию, духовные практики, науки, психологию, традиционную медицину. Уилбер разработал интегральную спиральную динамику — модели эволюционного развития общества от уровня с главной целью — выживание — к уровню осознанности.

Понятие осознанности транслирует Моника (Юлия Гришаева), интегральный психолог. Ей вторит нейробиолог Морган (Александр Лушин): “Мы не выживем по отдельности, только вместе”. Биолог Рэйчел (Васса Бокова) выступает за свободу выбора. В большинстве вопросов мнения учёных сходятся. Вот только насколько они честны в своих разумных доводах, если не могут сказать правду своему партнёру и даже себе?

Безупречна игра актеров — это точно одна из лучших ролей Александра Лушина. После каждой роли Юлии Гришаевой думаешь: какой сильный персонаж, наверное, сложнейший в ее карьере. А потом — следующий спектакль, и ты восторженно наблюдаешь и радуешься, что в Таком театре столько возможностей для потрясающих актеров. Особенно хочется выделить Вассу Бокову, знакомую пока только по роли в “Бумерите”. Её Рэйчел — уставшая от контроля, фальшивой морали и давления, непонятая и научно-исследовательским институтом, и Ватиканом. “Жизнь свободна. Я — это жизнь. Я изначально свободна”: в ее пронзительном монологе о снеге летом в горах отзывается каждое слово.

А ещё есть невидимые сотрудники «Global construction». Исполнители — Александра Жарова и Александр Кошкидько. А в другом варианте — Кристина Токарева и Павел Филиппов. Казалось бы, актеров не видно, слышен только голос, какая вообще разница? Но очень интересно сходить на два показа и сравнить мягкий, вкрадчивый, будто убаюкивающий тон Паши и Кристины и более жёсткий, механически-отстранённый у Александра и Александры. А еще задуматься, кто такие эти загадочные интервьюеры, люди ли они или существа с другой планеты, которые анализируют, есть ли у нас шансы на спасение?

Кстати, если у вас есть желание высказаться, вы можете принять участие в исследовании, которое станет частью спектакля. Все подробности вам расскажут перед началом, это очень необычный и крутой опыт.

В отличие от первых двух спектаклей трилогии, «Закрытое исследование» предельно пессимистичен. Великие учёные сходятся во мнении, что этот мир уже не спасти, и новые связи-ниточки к взаимопониманию не выстроить. «Нужно подготавливать своих детей к тяжелому будущему и, возможно, мучительной смерти. Если бы у меня были дети, я бы так и делал». В тупик приходят и загадочные исследователи — «Новая конструктивная этика» объявляет о прекращении деятельности. «Ты видишь, как горит этот мир. И теперь он горит для тебя».

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Анастасии Куликовой

Добавить комментарий