Вы здесь
Главная > Театр > «Хуманитас Инжиниринг»: не тот заказ

«Хуманитас Инжиниринг»: не тот заказ

Тема выбора идеального робота-партнёра давно используется в кино и сериалах, – вспомнить хотя бы «Чёрное зеркало» или «Мой парень – робот». Людям давно приходила в голову мысль, что невозможно найти реального идеального спутника, и остаётся рассчитывать только на механического с точно заданными параметрами. Режиссёр Таня Вайнштейн тоже обратилась к теме выбора оптимального любовника в спектакле «Хуманитас Инжиниринг» по одноименной футуристической пьесе драматурга Марии Зелинской. Премьера постановки состоялась в Таком театре почти год назад – 18 декабря 2021 года – и с тех пор предлагает зрителям решить для себя – можно ли обрести счастье, смоделированное в лаборатории, или все усилия будут впустую.

Лере (Юлия Гришаева) около тридцати и она одинока. Классический типаж, который найдёт отклик или как минимум понимание у половины зрительного зала – ведь по статистике основные посетители театров – женщины, может, официально и не одинокие, но, тем не менее, пришедшие без мужчин. Лера несколько лет во многом отказывала себе и сильно экономила, чтобы накопить на свою мечту – получить идеального мужчину в инновационной компании «Humanitas Engineering». Самец без недостатков, знающий, как утешить или развеселить именно тебя. Подходящего роста и веса. С настроенным на тебя чувством юмора. Что может быть лучше? Точнее – что может пойти не так? Как оказалось – всё

После множества опросов и тестов Лере представили модель её мечты – Артура (Артур Федынко). Но модель недоработанную. И чтобы завершить настройки, нужно пройти ряд взаимодействий и обязательных испытаний. И тут, конечно, весь план Леры ломается. Визуально Артур воплощение всех её желаний – высокий, красивый и умеренно волосатый, но, когда он открывает рот, начинаются проблемы, которые мало чем отличаются от проблем с реальными мужчинами. Полное непонимание друг друга, стремление к разным целям, а главное – нежелание найти компромисс. Чтобы завершить настройки Артура, нужно давать ему чёткие указания, что нужно изменить в его реакциях, но сложность в том, что Лера сама не может объяснить, что в нём не так. Совсем как в жизни. «Я истеричка и сама с собой поссорилась, а теперь у меня из-за себя плохое настроение» – грустно констатирует она положение вещей

Но нужно отдать ей должное – Лера не сдаётся и с помощью робота Милы (Ниёле Мейлуте), работающей в компании по производству этих роботов, продолжает биться сама с собой за свою же любовь. Эта борьба разворачивается при минимуме декораций на фоне футуристических дверей и мигающих экранов с дополнительной реальностью. Холл роботокомпании превращается в квартиру героини, а затем – в ресторан, и вновь в холл. Но никаких специальных перестановок нет, все помещения выглядят одинаково космическими и отстранёнными (спектакль создан в партнерстве с образовательной платформой Skillbox, интерьер спектакля изготовлен Eburet Studio). Дополнительной механизации пространства способствуют и почти постоянно присутствующие на сцене роботы-танцовщики, время от времени начинающие свои механические танцы и выглядящие так же, как и все роботы – в безжизненных блёстках, чипах, в черно-белых одеждах. Лера среди них как белая ворона. Точнее, как жёлтая, – под стать спортивному костюму, в котором она впервые появляется на сцене

На протяжении всего спектакля разыгрывается калейдоскоп стереотипов в отношениях, заканчивающийся совершенно неожиданно – это выглядело так, как будто ты едешь на полной скорости по знакомой до мелочей дороге и вдруг врезаешься в фонарный столб, торчащий посередине дорожного полотна. Не раскрывая финальную интригу, можно сказать, что внезапно оказывается: самая несчастная и одинокая в этой истории оказалась не Лера, а женщина-робот Мила. В пьесе у Зелинской она плачет в темноте, а в спектакле она утирает слёзы на глазах у всех и вдруг… начинает танцевать. Мила выплёскивает свои чувства, которые у неё, получается, есть, в трогательно-щемящем танце. Она танцует не одна, а вместе с помощниками, но она – центр этой пластической композиции, через которую понятна вся её грусть, слёзы и отчаяние.

Неожиданно финальная сцена становится сердцем этой постановки, где ни у кого не оказывается этого самого сердца. К концу уже все понимают, что человек без недостатков – это скучно, и что невозможно создать себе совершенную любовь. Потому что никто на самом деле не любит идеальных.

Текст: Дарина Львова
Фото: Наталья Тютрюмова

Добавить комментарий