Вы здесь
Главная > Театр > Прощание с тюрьмой

Прощание с тюрьмой

— Что ты делаешь в этой комнате?

— Я пишу.

26 сентября я впервые побывала в КТМ, это был спектакль Петра Шерешевского по пьесе Аси Волошиной «Дания тюрьма». 28 ноября мы ходили прощаться с этим спектаклем: велика вероятность, что его больше никогда не покажут. То, что мы так сильно любим и чем дорожим: люди, театральные постановки, фестивали, привычная свободная мирная жизнь, которая приносила радость, уходит от нас, оставляя только воспоминания. И тексты.

Мы пришли на «Данию тюрьму» толпой, а в квартире-зрительном зале было всего два актёра: трогательная нежная женщина-ребенок Полина Диндиенко и обаятельный во всех своих отрицательных образах Александр Худяков. Они были заперты в этой комнате, а мы — свободны. Аня, героиня Полины, говорит, что «сердце России — тюрьма», а мне недавно пришла мысль, что Россия — одна большая тюрьма, но свободно мыслить и чувствовать нам никто и никогда запретить не сможет. 

История, рассказанная в спектакле, довольно беспросветна: мы слушаем про наркотики, убийства, гибель отца, российскую безнадегу, но все же есть и смешные моменты, в России не выжить без чувства юмора. Смешно, что люди по старой традиции отмечают Рождество и 1 мая, что бабушка Ани про поминки сказала: «Достойно посидели». У зрителей есть возможности для эмоционального выхода, чтобы не провалиться в пропасть чёрной тоски. Мы пока умудряемся балансировать над бездной и стремиться к свету, театр в этом хорошо помогает.

В финале расскажу, что моего друга, о котором я писала в первом тексте, обвинили в руководстве нежелательной организацией из-за публикации в Фейсбуке и приговорили к четырём годам колонии. Была подана апелляция, но шесть дней назад Краснодарский краевой суд оставил приговор без изменений. Но Андрей в тюрьме не унывает, читает письма с воли и даже пишет книгу воспоминаний. И не только он. Когда-нибудь по этим мемуарам будут исследовать двадцатые годы страны, которая, как и власть, никогда не меняется. Андрей читал мою статью, и подтвердил: самое некомфортное в тюрьме — отсутствие личного пространства, ты всегда на виду. Но человек привыкает ко всему, даже к невыносимому. 

Мне не хочется говорить: «Прощай, Дания тюрьма», прощаться ненавижу, это слишком тяжело. Поэтому просто скажу: «До свидания». В прекрасной России будущего театры смогут свободно играть спектакли и высказываться. У нас пока отнимают волю, но так будет не всегда. Стены тюрьмы рухнут.

Текст: Алла Игнатенко 

Фотографии КТМ 

 

 

Добавить комментарий