Вы здесь
Главная > Театр > Москва не сразу строилась

Москва не сразу строилась

26 ноября в рамках фестиваля «Золотая Маска» состоялся показ спектакля «В кольцах», созданного московским театром «Практика» и Мастерской Дмитрия Брусникина. Постановка представляет собой оду Москве, авангарду и непредсказуемости, в которой режиссер Марина Брусникина воплотила синтез жанров: поэзия и необычный слог автора пьесы Евгении Некрасовой звучат многоголосием, служащим аккомпанементом для танца актрис, в котором объединены элементы “contemporary” и этнические мотивы, в то время как гипнотический видеоряд за импровизированным окном вводит зрителей в новый мир, где больше не работают законы, веками создающие нам иллюзию безопасности.

Сцена представляет собой квартиру, с неокрашенными стенами и окном с видом на многоэтажные дома. Такие маленькие квартиры в Москве – вожделенная мечта многих жителей не только столицы, но и всей страны. Спектакль начинается с того, что несколько девушек в серых костюмах для хозяйственных работ под руководством дирижера в синем выходят в хороводе под современные ритмы, чтобы наводить порядок и ремонтировать квартиру. Периодически на сцену лунной походкой выходит мужчина в майке и спортивных шортах.

Девушки по очереди и хором, не прекращая танцевать, рассказывают историю главной героини Нины. Оказавшись в Москве, девушка нашла себе квартиру и дело жизни – миссию, которая заключается в работе в музее, посвященном писателю – авангардисту. Эта отсылка, по сути, устанавливает новые законы для всего происходящего на сцене. Авангард был тесно связан с модернизмом и предполагал отказ от классических канонов во имя экспериментов с новыми формами и образами. Примеры авангарда в искусстве: провокационные работы Марселя Дюшана, футуристические стихи Владимира Маяковского, проза Флобера и авангардный театр Антуана. Основные характеристики: игра против зрителя и читателя, а также бунт против хорошего вкуса и благопристойности. Все эти черты великолепно отображены в постановке «В кольцах»: начиная с передвижения артистов по сцене (актер постоянно двигается задом наперед, актрисы обнимаются друг с другом и даже со стенами) и заканчивая тем эмоциональным посланием, которое получают зрители.

Те эмоции, которые транслируются в зал — невероятно противоречивые. Первая – это отвращение. Превращение жителей столицы в чудовищ сродни «Превращению» Ф.Кафки. Его многократно усиливает видеоряд с изображением чудовищ. Следующая эмоция – вожделение, лишенное даже минимальной доли романтизма и доведенное до абсурда, вызывающее отторжение не меньше, чем предшествующее ему отвращение засчет того, как грубо, жестоко и неприятно отображено движение накопившегося напряжения к катарсису. Жестокость следующих сцен напоминает театр ужасов Арто: персонажи сначала лишаются частей тел, а потом самого дорогого – собственных детей, чтобы уже на следующий день вернуть потерянное, но уже после изменения, которое происходит засчет осознания тяжести этой потери. По всем законам авангарда в постановке нет уважения и к тексту, так как умение читать на родном языке – следующий навык, которого лишаются персонажи.

Театр авангарда так же называли «театром насмешки» в честь театра А. Жари, и эти черты тоже прослеживаются в спектакле: фарс, буффонада, маргинальный юмор здесь не для развлечения публики, как в классической комедии, а использованы в качестве дополнительных символов. Таким образом, несмотря на то, что сюжет истории построен вокруг, казалось бы, обычных людей: Нины, ее подруги, соседа, противоположной ей по характеру начальницы Инны Анатольевны, к реальности спектакль не имеет никакого отношения, являясь символической картиной воображаемого мира, в котором проблематика лежит вне норм этики и морали, а эстетическое начало доминирует над смысловым.

Следующий не менее важный компонент спектакля — стихи, посвященные Москве и москвичкам, включая текст знакомой всем песни «Москва не сразу строилась», которые создают лирическое настроение и позволяют психике расслабиться после негативных переживаний. Вместе с поэтической нотой в тексте пьесы появляется и новый видеоряд, который после сюрреалистических картин движущихся, искаженных домов и черных квадратов с явной отсылкой к Малевичу ближе к финалу отображает обычные виды города днем и ночью.

Какие бы противоречивые эмоции ни вызывала постановка, — это, прежде всего, паззл, который можно разгадывать бесконечно, благодаря большому количеству символов. Даже само название «В кольцах» — многозначно. Кольца – это и автомобильные дороги Москвы, разделяющие москвичей и имеющие коннотацию благополучия в зависимости от удаленности и близости к центру, а так же кольцо в спектакле – символ бесконечного, предсказуемого движения, которое, если отбросить иллюзию безопасности, может прерваться в любой момент, потому что наш мир тем и прекрасен, что абсолютно непредсказуем.

Показ спектакля «В кольцах» прошел на Новой сцене Александринского театра, как часть программы фестиваля спектаклей, выдвинутых на премию «Золотая Маска».

Текст: Инна Зайцева

Фотографии Полины Назаровой

Добавить комментарий