Вы здесь
Главная > Кино > «Послание к Человеку» XXXII. День четвертый: Куда? и Кого?

«Послание к Человеку» XXXII. День четвертый: Куда? и Кого?

Кинопоказы 24 октября шли на пяти площадках. Мы расскажем вам о двух из них: фильме Хадаса бен Аройи «Кто-то кого-то будет любить» и документальной ленте Руслана Федотова «Куда мы едем?».

Развитие человечества, как известно, происходит по спирали. По ширящемуся мнению, наступает время больших катаклизмов. И деятели искусства, по определению, острее чувствующие социальные, политические и прочие изменения, всё чаще обращаются к проблемам, раздирающим последнее время относительно спокойную жизнь на нашем крохотном земном шарике.

В такие времена начинаешь активнее задумываться о главном, но часто совсем забываемом — смысле человеческого бытия, нахождению себя в собственной жизни. Концептуальность этого вопроса неминуемо включает в себя и «технологическую» часть: что конкретно нужно делать, чтобы найти позитивное согласие с самим собой.

Случайно (или нет!) в один день в разных залах на фестивале были показаны две картины, с разных сторон пытающиеся найти ответ на этот вопрос.

Героиня израильского фильма Хадаса бен Аройи «Кто-то кого-то будет любить» занимается поиском самой себя в большой степени через секс. Секс для неё не самоцель, но — способ самоидентификации. Наблюдая за чередой соответствующих опытов, режиссёрка (слово в наше феминисткое время всё больше имеющее право на жизнь) позволяет нам наблюдать за целым рядом перверсий, никак их не осуждая, а напротив, предлагая расширить привычные нам формы сексуальных отношений между мужчинами и женщинами. Вместе с тем, наблюдая за происходящим на экране, вспоминаешь классику: творение Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», точнее, его идеи о браке и любви при коммунизме. «Благодаря /общественной заботе о детях/ отпадет беспокойство о «последствиях», которое в настоящее время составляет самый существенный общественный момент, — моральный и экономический, — мешающий девушке, не задумываясь, отдаться любимому мужчине» /гл. 6 этого сочинения/. С учетом этих идей по-другому начинаешь воспринимать все перипетии героини, ищущей себя. Да и мы, зрители, далеко не обязательно следуя путем главного персонажа, имеем возможность поразмыслить о некоторых привычных для нас социальных «правилах жизни».

В документальной ленте «Куда мы едем?» поиск смысла жизни, волей режиссёра, предлагается сделать нам самим. Многочисленные персонажи фильма далеко не всегда «тянут» на роли философов. Автор фильма (Руслан Федотов здесь един как режиссёр, оператор и монтажёр) предлагает нам понаблюдать за современной российской жизнью, приняв принципиальный ограничивающий момент: речь идёт только о Москве, причем подземной. Камера, практически, не покидает пространство метрополитена — для репрезентативных наблюдений этого вполне достаточно.

Используемая автором «ноль-позиция» (нейтральная, репортажная съёмка) за общим, кажущимся броуновским, движением людей, прерывается разнообразными крупноплановыми действами, мастерски вычлененными режиссёром. Панорама этих действ многообразна: демонстрации — от бурных почитателей Хабиба до яростных коммунистов под предводительством Удальцова, от пьяненького деда Мороза, почитающего Достоевского и знающего, что в США «одни бабки», до многочисленных полицейских, закрывающих «ненужные» выходы из метро «Пушкинская»; и далее — очередь потереть крыло (на удачу!) бронзовому петуху в метро «Маяковская» и живой кот, молча и спокойно сидящий на шляпе своего владельца и с каким-то брезгливым выражением наблюдающий за толпой в час пик.

К внутреннему камертону фильма можно отнести два эпизода: девушку, пытающуюся спеть патриотическую песню из репертуара «Любэ», постоянно заглядывающую в электронную шпаргалку на словах «Я люблю Россию«, и парочку пьяных пассажиров — один в крови, не вяжущий лыка, и другой, безответно и многократно вопрошающий: «Куда мы едем?«

Закончим отрывком из рецензии В. Корецкого: «… чтобы зритель…  понял наконец, что все мы спим стоя в одном вагоне, несущемся… куда?«

Фильм делался год тому назад. Его актуальность — несомненна.

Текст: Юрий Ильин

Добавить комментарий