Вы здесь
Главная > Театр > Всё, что осталось от Шекспира после встречи с Богомоловым

Всё, что осталось от Шекспира после встречи с Богомоловым

С 16 по 24 августа на основной и новой сценах Александринского театра проходили гастроли московского Театра на Бронной. Привезли четыре громких премьеры: два спектакля художественного руководителя Константина Богомолова — «Таня» по пьесе Алексея Арбузова и «Гамлет in Moscow», а также спектакли по Чехову – «Платонов болит» в постановке Александра Молочникова и «Вишневый сад» Микиты Ильинчика.

ОКОЛО побывал на самой недавней постановке «Гамлет in Moscow» (премьера состоялась 21 июня в рамках XXII Открытого Фестиваля Искусств «Черешневый Лес»). «Всё, что осталось от Шекспира после встречи с Богомоловым» — гласит аннотация в программке. Действие перенесено в современность, в условную разлагающуюся Рублевку. Здесь «столько гнойных трупов, что до похорон не дотягивают».


Герои в спортивных костюмах пьют латте на кокосовом и рассуждают, как сейчас с русским паспортом за границей искать работу.
Сложно узнать принца датского в сыне олигарха Гамлете Гамлетовиче Гамлетмане (Александр Шумский). Он только прибыл из Лондона и говорит с сильным акцентом. Свои монологи театрально «проигрывает», вовсе не размышляя о чести, долге или мести. Пропустить похороны отца — простительно, ведь играл в спектакле самого Питера Брука! Зато на свадьбу матери Гертруды (Яна Енжаева) и дяди Клавдия успел. Впрочем, призрак отца будет порою живее всех живых, уплетая запрещенную свинину (Гамлетманы — евреи) и страдая от геморроя.

Если первый акт был ироничным, с парой смешных шуток про Козлаускиса, Пересильд в космосе и отмену соревнований бобслеистов (слово созвучно бомбам, а вдруг?), то во втором градус трэша и безумия зашкаливает, и происходящее смахивает на пошлое ток-шоу или мыльную оперу с неожиданными сюжетными поворотами. А то, что сцена обтянута клейкой лентой, как на месте преступления, а в центре – могила, добавляет чувство отвращения от карнавала на костях.
Здесь череп Йорика оборачивается футбольным мячом, Офелия — таджикской уборщицей в доме Гамлетманов, Полоний (Игорь Миркурбанов) на самом деле — киллер, брат убитого близнеца-филолога, Лаэрт — курьер Яндекс.Еда, у Гертруды растёт борода из-за таблеток, которыми она лечится от педофобии, Клавдий взрывает самолет с собственными детьми — Рози и Гильди… Вместо Горацио — персонаж Александры Ребёнок, актрисы и подруги Гамлета, которая совокупляется с его отцом-призраком в свежевырытой могиле и советует бороться с эдиповым комплексом, занявшись сексом с матерью.


Апофеоз в третьем акте — убийство Гамлета его годовалым сыном (его играет взрослый актер) на презентации «Мышеловки» в Каннах и едкая сатира на легко узнаваемых критиков, неугодных власти и покинувших страну – «Зинаиду», «Укатаева», «Тытыркина». Да и реверансы Звягинцеву будут не раз.
Провокатор Богомолов стремится максимально использовать пространство зала и вовлечь зрителя в происходящее — хор таджиков с метлами исполняет Moscau в партере, а в иммерсивном антракте можно потанцевать на свадьбе Клавдия и Гертруды и выпить бокал за здоровье новобрачных.

Кроме того, используется дополнительная рассадка прямо на сцене – не только для близкого контакта с актерами, но чтобы видеть и узнавать себя друг в друге. К слову, билеты на московские показы стоят астрономические суммы, и в первых рядах сидят именно рублевские небожители.

Когда пытаешься продраться через глумливый балаган абсурда и нащупать персонажа, которому можно сопереживать, растерянно понимаешь: его нет. И Богомолов цинично подтверждает: Гамлет — лишний в современном обществе, и главный вопрос сегодня — «Дать или не дать?». А сам Богомолов, где он? Поначалу кажется, что голосом автора говорит могильщица, бросившая учёбу, чтобы делать то, что ей нравится больше всего – рыть могилы («Чем глубже яма, тем ярче звезды»). Но потом следует лицемерный финал с песней «Поворот» Машины Времени, и становится больно от приклеенных улыбок и рассуждений о том, что все изменения в стране – новое прекрасное начало. Так что давайте уж честно, словами одного из персонажей: «Земля круглая, а жизнь говно».

Текст: Наталья Стародубцева 

Фотографии Театра на Малой Бронной 

 

Добавить комментарий