Вы здесь
Главная > Театр > «FAUST. LABOR»: Инженерное колдовское варево

«FAUST. LABOR»: Инженерное колдовское варево

В минувшие выходные в рамках X Фестиваля уличных театров «Елагин парк» был дважды показан спектакль «FAUST. LABOR» Инженерного театра АХЕ. Это масштабное зрелище, предлагающее рассмотреть историю о Фаусте с точки зрения его жажды познания и преобразования всего мира, которая толкает на разработку совершенной адской машины.



Сюжетные хитросплетения базируются на «Народной книге» (полное название «История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике, как на некий срок подписал он договор с дьяволом, какие чудеса он в ту пору наблюдал, сам учинял и творил, пока, наконец, не постигло его заслуженное воздаяние») немецкого книгопродавца Иоганна Шписса, творчески переработанной Максимом Исаевым. Театр АХЕ ранее обращался к легенде о чернокнижнике и дьявольской сделке — с середины 2000-х в их репертуаре были постановки об этой средневековой легенде, но постепенно спектакль обрастал всё новыми механизмами и сюжетными дополнениями, и команда решила создать уже уличную версию постановки.

И она получилась впечатляющей! Плацдармом действия служила даже не сцена в привычном её понимании, а часть ландшафта парка, ставшая особым куском пространства, где развернулась огромная лаборатория алхимика — разноуровневые помосты, мерцающие лампы, открытый огонь, стеклянный куб с водой и прочая машинерия. Так одна из площадок фестиваля стала на один час магическим лесом, где четыре природные стихии переплетаются в одну волну, которая грозит захлестнуть не только себя, но и зрителей. В этом лесу слаженно действуют «фамулосы» (Александр Чернецкий, Игорь Устинович, Сергей Азеев, Александр Кошкидько), строя зловещую машину для преобразования мироздания. Они зрелищно выполняют цикл производственных работ — запускают сложные устройства, разжигают и гасят пламя, перемещают промышленные элементы. «Фамулосы», как шестерёнки в огромном механизме, неутомимо трудятся, выполняют свою миссию, следуя чей-то незримой воле. Они сами — тени, порождения сумрака.



А надо всем происходящим над сценой восседает Максим Исаев в роли чтеца, закадрового голоса, озвучивающего это кинематическое полотно. Произносимые им слова рассекают время и пространство спектакля и задают его темп — то ускоряясь, то медленно тяня звуки, то медитативно повторяя фразы, погружая в транс, он управляет настроением всей постановки.

Центральный объект истории Фауст (Ник Хамов) также безмолвно повинуется своей судьбе и следует как будто по предначертанной дороге, в конце которой его ждёт небывалое могущество, платой за которой станет всего лишь душа. Отстраненность Фауста, его неуклонное желание проникнуть во всё сущее и овладеть всеми земными знаниями пугает и завораживает одновременно. Кажется, что он может остановиться, но не хочет этого. Когда смертный человек постигает тайны некромантии, прорицаний и наговоров, ему только и остаётся, что вызывать духов для исполнения последнего своего желания.



Поэтический дух истории о Фаусте, неоднозначной мифической фигуре, переданный через яркие кинематографические сцены, объёмные декорации и точно выверенные инженерные приёмы, безусловно, ощущается, но столь яркое воплощение полностью поглощает, подавляет своей зрелищностью. А мрачно-торжественная музыка (Денис Антонов) только подчёркивает это впечатление. Научные открытия, годы самоотверженного труда, получение уникальных знаний, и одновременно — «но мне было мало». Инженерный театр АХЕ затрагивает извечную философскую проблематику о неизменных смыслах — о жизни и смерти, о величии и тщеславии человека, о цене, которую он может заплатить за талант, и о тяжёлых испытаниях на пути к добру.

Текст: Дарина Львова

Фотографии: Юлия Шаки

Добавить комментарий