Вы здесь
Главная > Театр > «Волшебная флейта» — пошлость вместо волшебства

«Волшебная флейта» — пошлость вместо волшебства

Когда речь заходит об операх Моцарта, начинать неизбежно приходится с отличий конкретной постановки от всех предыдущих. Потому что с чего ещё начать? С дифирамбов гению Моцарта? Или упоминуть о масонской символике в либретто, подчёркивая, что ты эрудированный зритель и в курсе таких моментов? Во времена интернета сложнее пропустить информацию о масонстве в “Волшебной флейте”, нежели действительно прочесть пару статей на эту тему. Поэтому-таки расскажем о том, чем отличилась постановка Мюзик-Холла режиссёра Виктора Высоцкого.

Чего вы ожидаете (если оторваться от эзотерических мотивов) от сюжета «Волшебной флейты»? Историю становления героя, поиска им любви и противостояния злу с множеством препятствий? Или вам ближе идея, что главного героя умело вербуют в секту, манипулируя его желанием соединиться с красивой девушкой? Режиссёр решил пойти ещё дальше.

Основным нововведением является то, что у персонажей оперы отобрали разговорные реплики, характерные для жанра зингшпиль, оставив только непосредственное пение. Теперь в сюжет введён рассказчик в розовом костюме, который и повествует нам о происходящем на сцене. Причём повествует он разговорным говорком, в том числе о событиях, которых в либретто отродясь не было. Увы, вместе с этим потерялась изрядная доля обаяния героев, ведь артисты должны не только красиво петь, но и умело отыгрывать. Да и детей на шуточки в духе «чёрные могут дольше и сильнее» вы приводить едва ли захотите.

Тамино и Памина превратились в маленьких детей (брата с сестрой?!), которых воспитывают строгие, нарочито «сексуально» изгибающиеся учительницы, пляшущие с указками, и угнетают строгие отец с матерью. События же оперы становятся всего лишь сном нашего малолетнего, бегающего весь спектакль в коротких штанишках, героя, в котором фигурируют в сказочных образах его домашние, воспитатели и преображенная обстановка типичного мещанского дома. Папагено же — антропоморфный домашний попугай.

Насколько это было уместно? Согласно описанию на сайте театра: “Архаичность содержания и утраченные аллюзии моцартовского времени требуют новых форм передачи действия.”. Сами можете рассудить, насколько это убедительный повод для перекраивания сюжета, да и всей сути либретто. Для меня это скорее звучит, как предложение, не несущее реального смысла — даже с утратой “аллюзий моцартовского времени” «Волшебная флейта» неплохо смотрится в своём классическом виде и сейчас. Больше похоже на изменение ради изменения. И перемены эти не назвать приятными для тех, кто ждёт от оперы Моцарта красивой истории, а не топорных шуток с подмигиванием со сцены, или сцен со строгим воспитанием маленьких мальчиков жёсткой указкой учительницами в садо-мазо костюмах. Не то чтобы есть нечто плохое в последнем, но вы разве ради этого пришли на «Волшебную флейту»? И чем являются в представлении постановщиков понятные современному зрителю аллюзии? Десяток шуток от рассказчика про маски и самоизоляцию и вялые политические намёки? Нет, смешно не стало.

Одно можно сказать точно — для первого просмотра лучше выбрать постановку “Волшебной флейты” в более традиционном виде, и только потом приступать к подобным зрительским экспериментам. Хорошее вокальное исполнение, быть может, частично компенсирует странность постановки, однако глаза и остатки хорошего вкуса резать будет всё равно по-живому.

Текст: Дана Каспари

Фотографии театра «Мюзик-холл»

Добавить комментарий