Вы здесь
Главная > Театр > Вечный тайм-аут, или Скандинавские богини судьбы

Вечный тайм-аут, или Скандинавские богини судьбы

Зависит ли судьба человека от слепого жребия? Возможно ли разорвать вечный круг неудач? И помогают ли аффирмации в борьбе со злым роком?

29 мая в рамках XXIII международного фестиваля «Радуга» на сцене Балтийского дома был показан спектакль «Тайм-аут» Новосибирского театра «Красный факел», режиссёр — Пётр Шерешевский.



Наверняка каждый хоть раз задумывался над странным мироустройством – почему одним всегда везёт, они богаты и успешны, а другим, как бы они не бились за своё место под солнцем, достаются лишь объедки с чужого стола на празднике жизни? Отчего один человек живёт легко и радостно, а другому с каждым годом всё тяжелее тянуть лямку жизни?

Драматург Марина Крапивина, а вслед за ней режиссёр постановки выдвигает тезис – это фатум, судьба, и всё тут. Рационального объяснения в спектакле-номинанте на «Золотую Маску-2022» не предлагается, решает просто случай — смотря к какой Богине Судьбы попадёт ниточка твоей жизни.

А вот ниточка жизни соцработника Людмилы (Ирина Кривонос), судя по всему, попала в руки злой Богине, иначе сложно объяснить все её злоключения и неприятности длиною в жизнь. Люде за сорок, она мать-одиночка, у неё есть дочь Даша (Луиза Русанова). Уже много лет она работает в районном отделении соцобеспечения рядовой сотрудницей — ходит по адресам к пожилым людям, помогает с закупкой продуктов, выполняет мелкие поручения и просто общается со стариками, чтобы тем не было скучно. Её начальница, Римма Романовна Ляшко (Владислава Франк), в образе оперной дивы делает героине в песенной форме замечания относительно работы, устраивает «серьёзные разговоры» и даже понижает в должности. Вся её фигура значительна и громоздка, да настолько, что при её появлении на сцену выкатывается многометровая женская фигура на колёсиках, выполняющая роль экрана — на неё транслируется изображение поющего неприятные указания начальства. В личной жизни у Людмилы также не происходит ничего радостного, и единственная отдушина — это смешные и почти безответные письма популярному поэту-песеннику Геннадию Круглову в «Одноклассниках», да ещё старомодные ухаживания ветерана Одинцова. Эти роли исполняет Денис Ганин, буквально на глазах у зрителей меняя внешность и манеру говорить.



Сценическое пространство представляет собой большой супермаркет с почти пустыми полками (художники Александр Мохов и Мария Лукка), резкий свет (художник по свету Стас Свистунович) выхватывает то тут, то там остатки каких-то продуктов, возможно, уже давно просроченных. Почти всю постановку действие происходит в глубине сцены, а на передний план выведен большой экран, на котором, как в кино, транслируется вблизи всё, что делают актёры. Они играют не только с партнёрами, но и на зрителя, смотря прямо в камеры. Технически безупречная слаженность работы операторов и всей команды создаёт ошеломительный эффект: получается такой бытовой сериал о тётке-неудачнице, которая очень хочет быть нужной и любимой, но у неё ничего не получается. Произносимые ею в пустоту аффирмации, действительно, уходят в никуда. Сколько не повторяй «Я люблю свою работу, в моей жизни есть любимый человек», реальностью эти слова не станут. Сначала кажется, что в жизни Людмилы может что-то наладится, нужно только немного подождать, взять тайм-аут и спокойно осмотреться вокруг. Но постепенно понимаешь, что колесо фортуны не так-то просто сломить.

Ирина Кривонос равнозначно талантливо играет и маленькую девочку, узнающую о гибели матери и успокаивающей запившего отца (Денис Ганин), и женщину трудной судьбы на пятом десятке, тащащей тяжелые пакеты с продуктами по бездорожью. Её подвижное лицо без какой-либо косметики пластично словно глина, из которой можно вылепить любого персонажа.



В противовес главной героине находятся три старушки (Юрий и Александр Дроздовы, Галина Алехина, Юлия Новикова), которых Людмила как соцработник курирует. На первый взгляд, это типичные и не очень приятные бабки, вечно недовольные и строчащие кляузы в прокуратуру и другие инстанции по любому поводу. Они изводят Людочку, как ласково они её называют, своими придирками и жалобами её начальству. Но вот на экране транслируется сноска, рассказывающая про норн — скандинавских богинь, волшебниц — Урд, Верданди и Скульд. Они наделены даром определять судьбы мира и людей. И зритель понимает, что это не просто сварливые бабушки. Одна из них, во время унизительной для Люды сцены мытья полов, в качестве извинений за несправедливые обвинения раскрывает перед ней причину её неудач, почему «одни живут в довольстве и почете, а у других ни доли, ни воли, у одних жизнь долгая, у других короткая. Но мы это не решаем». Старуха намекает на то, что она одна из Богинь Судьбы, во что Людмила не верит.

Та же экранная сноска говорит зрителям и об Одине — боге войны и победы, мастере перевоплощений. Под это описание подходят все значимые мужчины в жизни героини — отец, певец Круглов, пенсионер Одинцов. Эти роли как раз исполняет один актёр, хамелеоном переходя из одного персонажа в другой.



В спектакле хитрым узором нитей судьбы тесно сплетены вещи из параллельных измерений. Столкновение бытового и обыденного мира с древнескандинавской мифологией. Магазина «Пятёрочка» и пшена по акции с обитателями Вальхаллы. Алкоголизма и смерти с божественным вмешательством. И всё это абсурдно-мистическое полотно органично раскатывается по жизни Людмилы, которой, судя по всему, предстоит ещё много испытаний. У Шерешевского невезение героини постепенно закручивается и достигает пика — трудности в общении с дочкой и противоположным полом, некстати возникший бывший Виталий (Олег Майборода), въедливые подопечные на работе, деспотичная начальница, возможное увольнение… А внутри всего этого она — со своим нерастраченным теплом, жаждой быть нужной и любимой, льнущая со своими нежностями ко всем, кому это совсем не надо, и одновременно не замечающая хорошего человека подле неё — Парамонова (Денис Франк), единственного мужчины, который искренне старается ей помочь. В какой-то момент безысходность ситуации заставляет испытывать сочувствие и жалость на грани с неприятием.

Финал выглядит открытым, когда Людмила, босая, в красном платье, устраивает дикие пляски с небольшим оркестром под музыкальную вакханалию (композитор — Ник Тихонов). Танец в стиле «а пропади оно всё пропадом, мы ещё поборемся» можно интерпретировать и как временную победу над обстоятельствами, и как отчаянный последний рывок. А, возможно, героине нужно просто взять тайм-аут.

Каждый зритель решит для себя – про что этот спектакль: про нежность и сострадание к людям или про клеймение пороков и высмеивание неудачников и неудачниц, которые свои провалы списывают на злую судьбу.

Текст: Дарина Львова

Фотографии Дарьи Нестеровской

Добавить комментарий