Вы здесь
Главная > Театр > Скульптуры из тел и жертвы во имя искусства

Скульптуры из тел и жертвы во имя искусства

Сгорать дотла, не щадя душу и тело, служить единственной всепоглощающей любви, заменяющей всё, и ставить творчество превыше человеческих отношений… Можно ли прощать настоящему гению жестокость и равнодушие или людские страдания всё же важнее создания шедевров?

1 июня на сцене Александринского театра с неизменным успехом прошёл балет «Роден, её вечный идол» Театра Бориса Эйфмана. Премьера этого торжества тела и духа состоялась 22 ноября 2011 года и с тех пор постановка неумолимо влечет насладиться драматической историей о гениальном французском скульпторе Огюсте Родене, его творчестве и любовных приключениях.



Борис Эйфман поставил балет на музыку Жозефа Мориса Равеля, Шарля-Камиля Сен-Санса и Жюля Эмиля Фредерика Массне, поместив в центр внимания повествование о любовном треугольнике — Родене (Сергей Волобуев) и его возлюбленных Камилле Клодель (Виктория Мокроусова) и Розе Бере (Анжела Прохорова). В жизни у талантливого француза было множество любовниц, но главными стали именно эти две женщины. Первое действие начинается со встречи уже известного и титулованного Родена и молодой Камиллы. Она начинающий скульптор и поступает на обучение к великому Мастеру. Ей приходится нелегко, ведь она единственная девушка среди обучавшихся у него молодых скульпторов, но эта ученица не лишена дарования, способная и целеустремленная. Через какое-то время между Камиллой и Огюстом вспыхивает бурный и нервный роман, и она становится постоянной любовницей и музой скульптора. Помимо неё, у прославленного француза есть и другие женщины, среди которых выделяется одна, особо тревожащая и сводящая с ума юную Камиллу — Роза Бере. Несмотря ни на что, она неотступно преследует Родена и постоянно возникает в его жизни на протяжении многих лет. Клодель пожирает ревность, и тогда она впервые оказывается в клинике для душевнобольных. Пугающе-красивая массовая сцена с умалишёнными пациентками — в чепчиках и панталонах, все в белоснежных одеждах (костюмы: Ольга Шаишмелашвили), с одинаковыми подушечками в руках, они преследуют бедную Камиллу, заставляя её молить о пощаде. Эта картина даёт толчок к размышлениям над тем, чем может закончиться любовный и творческий тандем влюблённой девушки и умудрённого годами ваятеля.



Роден многократно подтверждает свой талант, он с усердием, граничащим с одержимостью, лепит из переплетённых тел танцовщиков «живые» скульптуры, и грань реальности стирается прямо на глазах — вот это был неподвижный кусок бронзы или мрамора, но вдруг из него появляются руки, плечи, головы…А потом скульптуры оживают и самостоятельно встают на постаменте в полный рост.

Годы проносятся всё быстрее, и теперь Камилла Клодель уже самостоятельная творческая единица, создающая собственные скульптуры. Долгое время её работы всегда были менее значительные, чем у Учителя, — это показывает хотя бы маленький размер её скульптур. Эмоциональный фрагмент балета, показывающий её творческую удачу, личную выставку, заканчивается полным провалом. Единственный раз ей удаётся создать равнозначную или даже превосходящую Родена по таланту большую работу, но её не принимает общественность. Так называемые критики сновали туда-сюда, не глядя на работу и вооружившись своими блокнотиками и папками. Эксперты творчества забраковали изваяние, чем убили уверенность Клодель в своих силах. И она в отчаянии разбивает своё творение.

В отношениях с Роденом тоже всё давно разваливается. Одним из пиков выяснения отношений становится сцена со стеной (декорации: Зиновий Марголин), разделяющие Камиллу и Огюста, через которую герои друг друга не слышат и не могут достучаться друг до друга… Но очередной конфликт и новые эмоциональные качели делают полный круг, и влюблённые, измучив друг друга, временно помирились и вновь влюблены.



Но временное счастье недолговечно. Постоянная любовница Родена — Роза Бере — никуда не исчезла из его жизни, и готова в любую минуту бесшумно, словно тень, появиться из-за угла и встать рядом со скульптором. Профессиональное соперничество и мучительность творческого процесса выливаются в неразрешимый конфликт и, как следствие, окончательный разрыв.

Тугой узел из профессиональных амбиций, нестерпимого сияния отчаяния и яркого пламени ревности поднимает балет «Роден, её вечный идол» на недостижимую высоту. Все артисты работают на пределе своих физических и чувственных возможностей. Хореография, состоящая из академической и беспуантовой комбинации с нотками контемпорари и акробатики, поражает воображение, не успеваешь следить за всеми точными и быстрыми, как горная река, движениями. Кажется, что так согнуться или распластаться просто невозможно, но солисты Бориса Яковлевича каждую секунду доказывают обратное.

Ещё одна особенность шедевра Эйфмана в том, что на сцене разворачивается не безмолвный танец. Отчётливо слышны глубокие вдохи и резкие выдохи, стоны и даже используются звуковые эффекты, — например, крики страдания и ярости.
Почти с самого начала возникает уверенность, что вся история закончится трагически. Так и случается — Роден навсегда покидает Клодель и уходит туда, откуда нет возврата. Опустошённая и сломленная Камилла нерешительно, не с первого раза, робко протягивает свою руку вновь появившимся в её судьбе пациенткам психиатрической лечебницы, и они медленно увлекают героиню за собой в водоворот безумия, из которого ей уже не дано вырваться.



И финальным аккордом спектакля становится открывшаяся взорам зрителей картина, где, возвышаясь надо всеми человеческими душевными терзаниями, в глубине сцены величественные лучи (свет: Глеб Фильштинский, Борис Эйфман) выхватывают тоже безумную, но в ином смысле, фигуру Родена. Он работает в своей мастерской и одержимо высекает из камня очередную скульптуру. Так или иначе помешательство поглотило обоих влюблённых.

Текст: Дарина Львова

Фотографии Евгения Матвеева

 

Добавить комментарий