Вы здесь
Главная > Театр > «Русалка»: «мужчина что петух: кири куку! мах-мах крылом и прочь»

«Русалка»: «мужчина что петух: кири куку! мах-мах крылом и прочь»

Бывало у вас так — вы чинно-благородно собирались в театр, а попали.. на маргинальное застолье с песнями и танцами на столе? Что-то пошло не так? Вовсе нет! Скорее всего, вы на спектакле «Русалка» лауреатов «Золотой маски» Алексея Шульгача и Дианы Разживайкиной в Кукольном театре сказки. Премьера состоялась в августе 2021 года, спектакль — четырежды номинант на премию «Золотая маска»-2022. Постановка по одноименной поэме А.С.Пушкина необычная, даже исключительная, первая и пока единственная в довольно классическом репертуаре театра с пометкой 18+ (в отличие от любителей экспериментов и взрослых спектаклей БТК или Кarlsson Haus). Рассчитана на небольшое количество зрителей — ведь действие происходит не в зрительном зале, а.. в буфете! Стилизованном под заведение для своих с неоновой мигающей вывеской «Русалка» — с миниатюрной сценой для музыкантов и огромным столом с белоснежной скатертью, занимающим почти всё помещение. За ним и рассаживаются зрители-гости. Но стол в спектакле выполняет не только свои обычные обеденные функции, это и сцена-подиум, на которой играют, поют и танцуют актёры, и место перехода в мир мёртвых — под столом, под хрустальной (водной) гладью будет проплывать несчастная утопленница. Но это потом, а пока — знакомимся с персонажами! Вот юная наивная девушка (Софья Благова-Чернявская), которая впервые влюбилась. Она играет в куклы и пытается скрыть от сурового отца-Мельника (Валентин Морозов) свой округлившийся живот. «Я пришла в жизнерадостных трусиках, я хочу от тебя карапузика» — действо сопровождается хулиганскими песнями кабаре-бэнда «Серебряная свадьба» (автор и исполнитель Светлана Бень, аранжировщик Алексей Чуканов), они, как уточнят сами музыканты, играют не только «на свадьбах и похоронах», но и на детских праздниках. Свадебное платье, которое спешно будет натягивать героиня в надежде на счастливый брак с Князем (Тимофей Осипенко), будет «наглажено и загажено… Платьице, не плачь, никто не избежит помойного ведра»! Её возлюбленный и правда решил жениться, но выбрал себе другую невесту.

Начинается разухабистый деревенский пир горой в тереме с красным углом и плакальщицами-подружками. А порой сквозь обрядовую архаику проскальзывает поэтика советского прошлого — с непременным ковром на стене, женихом-эдаким царьком-новым русским. «Горько!» — радостно скандируют гости-зрители. Им же, кстати, нальют «беленькой», и можно будет чокнуться с молодыми и поздравить их. Вот только свадебное застолье постепенно перерастёт в поминки, а белоснежная скатерть обратится бесконечной фатой, в которой бесшумно нырнет в бездну несчастная дочь мельника.


Довольно лаконичное пространство зала переносит в пугающую сказочную атмосферу благодаря фантазийным костюмам героев (блестящая работа художницы Марии Клочьевой). Герои предстают в колоритных полумасках, сотканных из тюля, бисера, льна, напоминающих то ли кокошник то ли свиное рыло, в анатомических «голых» беременных костюмах с пупырчатой русалочьей чешуей.
Поэма Пушкина об обманутой беременной девушке в спектакле оборачивается историей о власти, токсичных отношениях, коллективной мужской вине и наказании, о телесности и правах женщин. И всё это в гротескной форме, с деревенским колоритом и русской хтонью.

«Живи!» — скажет погубившему его дочь Князю Мельник, от сжигающего душу горя обернувшийся тёмным вороном. Пушкин, кстати, свое произведение так и не закончил. Как знать, выбрал бы он другое наказание для Князя или жить до конца дней с чувством вины и есть самая страшная участь?

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Кукольного театра сказки

Добавить комментарий