Вы здесь
Главная > Театр > Под каждой могильной плитой лежит любовь

Под каждой могильной плитой лежит любовь

В Большом драматическом театре есть какая-то особая любовь к спектаклям-сериалам. Кроме титулованной Золотой маской трилогии Андрея Могучего по мотивам сказки Олеши «Три Толстяка», есть еще фантасмагорические постановки по мотивам романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени».

Первая часть «Свер[ш/ж]ение романа» – попытка объять весь семитомный роман и даже заглянуть в процесс его написания, обозначить поле театральной интерпретации. Как и сам Пруст, режиссер осмысляет процесс творчества – переплавки жизни в искусство. Премьера «Сюжетов», второй части театрального сериала, состоялась в ноябре 2021. В ней зрителю предлагают рассмотреть под увеличительной лупой главного героя, Марселя, и отправиться в путешествие вслед за памятью и впечатлениями. Судя по диалогам героев во время спектакля, третьей части тоже быть. Оба спектакля идут на Каменноостровской сцене и принадлежат режиссерской руке Дениса Хусниярова. Эти спектакли выходят в рамках экспериментального проекта «Четыре. Современная режиссура в Каменноостровском театре».

По словам режиссера, возможность ставить театральные сериалы – это, в первую очередь, роскошь сделать еще бОльшую форму, чем полноценный двухактный спектакль. Такие монументальные произведения требуют более скрупулезной работы и детального разбора как героев, так и их мотивов.

Режиссер идет по стопам Мераба Мамардашвили, который в попытках разобраться в романе и мотивах его героев создал целый цикл лекций, который в последующем лег в основу одной из его книг. Сам Марсель Пруст создавал роман как инструмент для распаковки собственных впечатлений, поиска сюжетов и мотивов собственной жизни. Идея «утраченного времени» заключается в нашей привычке не проживать момент, а упаковывать яркие переживания в объекты, которые мы встречаем рядом. 

Ася Волошина, драматург: «Мераб Мамардашвили пишет: «По тексту Пруста ясно виден один фундаментальный закон нашей жизни. Он состоит в следующем: к сожалению, мы почти никогда не можем достаточно взволноваться, чтобы увидеть то, что есть на самом деле, то есть увидеть облик реальности». Вот эта взволнованность, дающая зоркость, — наверно, и есть искомое».

Роман Пруста построен по форме готического собора: две башни (начало и конец жизни) и арка между ними — сама жизнь. Пространство под аркой (главы романа со 2 по 6) — рефлексия героя над своей жизнью: разбор мотивов поступков, разгадывание ключевых событий жизни и описание развилок вариантов, на которых были приняты значимые решения. 

Хуснияров делает нечто подобное, воссоздавая атмосферу романа через сцену-трансформер со «шкатулками» (так похожими на гробы), из которых выходят друг за другом «лоскуты памяти». Эти тайники наполнены водой или тьмой — символами памяти и бессознательного. Мы открываем эти шкатулки-надгробия и обнаруживаем во всех из них любовь. Наши влюбленности и есть «сюжеты» жизни – нелинейные, переплетенные между собой и отсылающие друг к другу как гиперссылки. Есть ли в этих историях действительная встреча или мы взаимодействуем с лишь размноженными зеркалами? «Для любви нужны двое» – звучит красной нитью через весь спектакль. И, вроде бы, какая банальность! Столь внимательное ее повторение говорит лишь об одном: этой истине еще стоит поучиться.

Пруст похож на натуралиста, страстно наблюдающего героев своей же памяти через микроскоп художественного произведения. По его роману – сложному лабиринту смыслов и образов можно восстановить всю французскую культуру и даже сам механизм любви. Хуснияров выступает продолжателем этой традиции, создавая через форму театрального сериала лабораторию памяти и препарацию человеческих мотивов. 

Текст: Елена Свиридова

Фото: Стас Левшин

Добавить комментарий