Вы здесь
Главная > Кино > «Дом Гуччи»: Всеобщая потеря совести

«Дом Гуччи»: Всеобщая потеря совести

Курсировавший между киностудиями с начала 2000-х годов проект по экранизации книги Сары Гей Форден «Дом Гуччи: Сенсационная история убийства, безумия, гламура и жадности» наконец нашел свое воплощение. Вместо изначально заявленных Леонардо Ди Каприо и Анджелины Джоли главные роли исполнили актуальные герои глянцевых обложек – Адам Драйвер и Леди Гага. А режиссером выступил Ридли Скотт, планировавшийся на этот пост с момента первых заявлений об экранизации.

 

Организованная в 1921 году итальянская компания по производству изделий из кожи ручной работы в год своего столетнего юбилея выступила объектом для криминальной драмы с элементами комедии под названием «Дом Гуччи». Вряд ли основатель бренда Гуччио Гуччи мог представить, что из крошечного магазинчика во Флоренции образуется мировая модная империя, которую семья Гуччи потеряет в результате своей алчности, жадности и эгоизма.

Сюжет фильма описывает вторую половину 20 века, когда модный дом находится в, на первый взгляд, рядовом процессе наследственного перехода от Альдо Гуччи в исполнении Аль Пачино к Маурицио Гуччи (Адам Драйвер). Но в устоявшийся бизнес буквально врывается хваткая Патриция Реджанни (Леди Гага), вносящая сумбур и «новую этику» в виде неимоверной жадности и погоне за dolce vita. Своим итогом «сладкая жизнь» имеет убийство, потерю контроля над брендом и трансформацию аристократизма в рыночную расчетливость.

Более двух часов балансируя между драмой и буффонадой, Ридли Скотт старательно веселит зрителя музыкальными вставками, красивыми проходками артистов и демонстрацией брендовых вещей. За визуальную составляющую (грим и прически) «Дом Гуччи» получил премию «Оскар». За остальное – недовольство критиков, не оценивших мультижанровость фильма, отсутствие тенденции на скрупулёзную передачу фактов и рассмотрение в качестве ключевой трагедии не скандальное убийство наследника Гуччи, а всеобщую потерю совести.

«Дом Гуччи» вышел всего лишь через два месяца после картины Скотта «Последняя дуэль», где Бен Аффлек и Мэтт Деймон исследовали трудности супружеской жизни в средние века. Однако ставки студийных боссов были сделаны не на историческую драму, а именно на «Дом Гуччи». Пиар-кампания фильма развернулась даже на Летних Олимпийских играх, а на далекую от медиатрендов телевизионную рекламу было потрачено около тринадцати миллионов долларов.

От маститого режиссера ожидали тяжелого биографического повествования, а «Дом Гуччи» легок как брызги шампанского. Перед аудиторией предстает актерское дефиле Леди Гаги, Адама Драйвера, Аль Пачино, Джареда Лето и Джереми Айронса. Именно поэтому создатели фильма не брали интервью у членов семьи Гуччи и не ориентировалась на необходимость заклеймить «убийцей» Патрицию Реджанни.

«Это вопрос здравого смысла и вкуса», — сказала о необходимости консультаций с семьей Гуччи реальная Патриция. Но Ридли Скотту не требуется интервью, чтобы вынести вердикт современному обществу, готовому убить с необычайной легкостью и без видимых причин. Именно так в фильме и происходит ключевое событие, и после почти двух часов просмотра вы не сможете сформулировать ясный мотив поступка Реджанни. «Безумие и жадность» и больше ничего. Точнее, чем сказано в романе Сары Гей Форден, придумать не получится.

Самой жесткой по отношению к «Дому Гуччи» выступила британская пресса, которая осталась равнодушна даже к актерским талантам, оценив экранный акцент Леди Гаги как «русский, но не итальянский», а Джареда Лето нарекла «пародистом». Конечно, если оценивать «Дом Гуччи» как биографическую драму, то картина своей клиповостью и превращением реальных прототипов героев в нарочито карикатурных персонажей вызывает много вопросов и выглядит просчитанным ходом для популяризации одноименного бренда.

 

Однако стоит взглянуть на «Дом Гуччи» так, как его видит режиссер. Как на оду ушедшей эпохи, где идеалами были праведный труд и истинная роскошь (стремление к которой в виде поддельных сумок Гуччи в фильме совершенно не осуждается, а напротив – находит понимание). Фамилия — это более не «семья», а бренд. Бразды правления наследуют не кровные родственники, а новые таланты по факту, а не по происхождению — дизайнер Том Форд (Рив Карни) и юрист Доменико Де Соле (Джек Хьюстон). Ридли Скотт перебирает наряды и меняет музыкальный фон с Донны Саммер на Амадея Моцарта, корифей кинематографа провозглашает новые времена, где внешний лоск остался без внутреннего содержания и это совсем не повод для беспокойства.

Текст: Евгения Савкина

Фотографии: kinopoisk

Добавить комментарий