Вы здесь
Главная > Театр > Три страшных сестры на Площадке 51

Три страшных сестры на Площадке 51

Один из самых андеграундных независимых театров Петербурга «Площадка 51» в феврале выпустил в свет (или вернее сказать – во тьму) театральную хоррор-оперу «Три страшных сестры». Это работа Александра Артемова. 

Идея постановки вторит и выворачивает наизнанку библейский образ Троицы, превращает сакральное повествование в бэд-трип. Не Бог-Отец, Бог-Сын и Святой дух, а Сестра-Мать, Сестра-Дочь и Сестра-Тело-Без-Духа по идеи режиссера формируют реальность в будущем и единственные остаются свидетелями постапокалиптического мира.

Попробуем разобраться, зачем публике такие по-настоящему страшные спектакли и что делает режиссер, создавая такие высказывания. В первую очередь, любой художник утверждает свои ценности и создает искусство, которое эти ценности тиражирует, распространяет. На культурный зов откликается соответствующий зритель. К слову, даже через месяц после премьеры зал «Площадки», рассчитанный человек на 50, вмещал в себя по меньшей мере сотню зрителей, расположившихся в проходах, на ступеньках, на полу и почти что на головах друг у друга, как голуби холодным утром февраля.

При абсолютной скупости (сцена представляет черную комнату без каких-либо вспомогательных приспособлений или декораций) пространства получился объемный и художественно цельный спектакль. Как говорит Артемов, своими постановками он пытается доказать, что для театра хватает артиста и зрителя. У него это абсолютно получается. В противовес типичному литературному театру, где при отсутствии декораций и костюмов, артисты предлагают зрителю воспроизвести театр у себя в голове, в «Страшных сестрах» воображение вынесено за пределы черепной коробки прямо на сцену. Спектакль начинается в абсолютной темноте и в полной сценического дыма комнате, происходящее подсвечивают вспышки стробоскопа, переходящие в световой террор. Стоило бы оставить предупреждение для людей с эпилепсией. Про громкую музыку в спектакле предупреждают на входе, а вот про световую дискотеку и абсолютную темноту по-маньячески застенчиво умалчивают. Атмосфера спектакля близка то ли перфомансам японского музыканта Редзи Икеда то ли кошмарам из детства, которые снились после на ночь прочитанных страшных сказок. 

В основе «Страшных сестр» авторский текст и он тут – главный герой. Его начитывают, декламируют холодным эхо-голосом с множественными повторениями как в заклинании или заговоре. Актеры выступают как статисты куклами вуду, которыми управляют из темноты, черноты закулисного мира через микрофон или громкоговоритель. Познакомиться с подобными текстами можно не только на «Площадке 51», но и в БДТ, где Артемов является драматургом спектакля «Что делать?», режиссёром постановок «Это было со мной» и «Фунт мяса». В начале прошлого года девять сочинений Александра Артемова, Анастасии Хрущевой и их коллеги по театральному объединению ТРУ вышли сборником «Неприятные рассказы» и до сих пор доступны в магазинах для любителей властного текста.

И, если это спектакль, как заявляют афиши, про конец времен и начало нового мира, который наступит после человекоцентричной эпохи, то вокруг чего будет собираться новая реальность? Вокруг текста? Вокруг тьмы? Человеку здесь точно не место: его как бы обратно возвращают в докультурный мир фольклора, мистики и поверий. А пока нас еще не вывели за скобки этой реальности, можно сходить на футуристический спектакль о мрачном туманном будущем и поразмышлять над пророчествами независимых театров. Ведь искусство непростого времени не только рождает думающую публику, но и помогают на свет родится великим художникам — борцам, экспериментаторам и просто безумным гениям.

Текст: Елена Свиридова

Фотографии: Катерина Мельникова

Добавить комментарий