Вы здесь
Главная > Театр > Преступление, наказание и избавление в НДТ

Преступление, наказание и избавление в НДТ

«Любите ли вы Достоевского так, как люблю его я?» — спрашивает со сцены Лектор. Начинается спектакль «Преступление и наказание» в НДТ (Небольшом Драматическом Театре), жанр которого иронично определен как «лекция для споспешествования как-нибудь всему человечеству».

Произведение Фёдора Михайловича Достоевского известно нам всем со школьной скамьи, кто-то считает его чересчур депрессивным, а кто-то перечитывает не раз в течение жизни, взрослея с книгой. Как выкинуть из головы заученные на уроках литературы шаблонные образы и мотивацию поступков героев, взглянуть по-новому на великий роман, снизить пафос, усомниться в непреложных истинах?
Создатели спектакля приглашают зрителей к диалогу-размышлению, помогают нащупать новые смыслы — и всё это в поэтике Эренбурга, с толикой абсурда и юмором.

Постановка была создана выпускниками Л.Б.Эренбурга в БИИЯМС (выпуск 2011 года) во главе с педагогом, актером и режиссёром Вадимом Сквирским в 2012 году.

Новый персонаж, созданный театром — неистовая, полубезумная проводник-Лектор (Юлия Гришаева) с томиком Достоевского, средоточие боли и ярости. Одна рука у неё короче другой, и она демонстрирует, как легко можно оступиться, когда вокруг сплошь цирк уродов — несмотря на то, что каждый человек тянется к свету, тьма всегда рядом. И вот уже маленькая беспомощная ручонка внезапно удлиняется и становится неуправляемой… тянется к топору… «Я не хотела…»

Основное действие начинается уже после убийства старухи-процентщицы, временами постановка напоминает то ли водевиль, то ли шутовское действо, когда герои суетятся, пьют, кричат, хохочут, падают в обморок, обсуждают геморрой — и пафос Достоевского постепенно уходит, обнажая то, что близко нам сегодняшним.
«Вы видели тут хоть одного доброго человека?» — с тоской вопрошает один из персонажей. Но они есть, одна из них — кроткая невинная Лизавета (Юлия Гришаева). Сильнейшая сцена в спектакле, полная жизни и естества — объяснение Лизаветы с Солдатом с инвалидностью (Денис Горин), когда два истерзанных жизнью человека преображаются и словно светятся изнутри. Нежная воздушная Сонечка (Вера Тран) безуспешно, как многие из нас, пытается спасти всех — но не успевает — ни выслушать отца накануне смерти, ни подарить Катерине Ивановне заветный кружевной воротничок. Терзаемая чувством вины, она встречает Родиона (Даниил Шигапов), который страдает не меньше, и идёт за ним на каторгу не задумываясь. Для неё самопожертвование — избавление и искупление. Родион, тревожный, мятущийся, наверняка страдающий тем, что сейчас называют обсессивно-компульсивным расстройством, не может найти себе место в мире — убивая мерзкую старуху, он уничтожает и себя, так же безуспешно пытаясь обрести избавление.

Постановка была создана на основе этюдов, которые перетекают из одного в другой плавно и органично — взмахом полузанавеса со схематичным рисунком здания — возможно, ориентира-миража, к которому стремятся все герои: проницательный Порфирий Петрович, дьявольски обаятельный и порочный Свидригайлов (Максим Митяшин), неудачливая вдова с когда-то блестящим будущим Катерина Ивановна (Ольга Альбанова)… все они в разной степени находят своё утешение в финале, сливаясь как единый пульсирующий организм в молитве.

Этот спектакль будет актуальным и через десять, и через двадцать лет — пока люди будут продолжать задавать вопросы, искать любовь, ошибаться, мечтать о свободе и продолжать такую порой абсурдную, безумную и беспощадную, но всё же прекрасную жизнь. 

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Елены Дуболазовой

Добавить комментарий