Вы здесь
Главная > Театр > Люби, что дали: «Три сестры» А.П Чехова

Люби, что дали: «Три сестры» А.П Чехова

А начиналось все более чем позитивно. 4 марта в Небольшом Драматическом театре (НДТ) Льва Эренбурга должны были играть спектакль «Дульсинея». Согласно анонсу, это «история о любви, которая превратила простую деревенскую девушку весьма распущенных нравов в прекрасную даму, которая сделала из ленивого крестьянина верного и храброго оруженосца, которая открыла в трусливом бродячем послушнике истинно рыцарское достоинство». Звучало как: «на полтора часа вы отключитесь от информационной повестки и посмотрите, как любовь побеждает», очень обнадеживающе. Но в день спектакля актриса заболела, и его заменили на «Три сестры» А.П. Чехова.  Из анонса: «Нелюбовь — это страшно. Лучше ненавидеть, лучше любить без взаимности, чем ничего не чувствовать и просто покоряться судьбе, которая, в сущности, никуда не ведёт. Равнодушно сидеть между двумя поклонниками и смотреть в прекрасное далёко, которое жестоко. А когда вокруг происходит так много трагических ситуаций, оставаться сильной и волевой». Звучало как: «люби, что дали».

Зрителям предложили посмотреть замену или сдать билет. Остаться посмотреть я нашла четыре причины: ранее я никогда не бывала в НДТ, люблю Чехова как автора, не видела и не читала произведение «Три сестры», а оно уже больше ста лет ставится в разных театрах мира и несколько раз экранизировано, ну и в комментариях группы театра в соцсети ВКонтакте зрительница отзывалась о постановке как о необычной, отличной от классического прочтения.

НДТ находится на Васильевском острове на первом этаже эко-лофта «More Place», в театре небольшой зал на 70 зрителей, в фойе дипломы и знаки отличия с конкурсов и фестивалей. Спектакль «Три сестры» награжден известными театральными премиями «Золотой софит», «Золотая маска» и «Прорыв» в 2011. Сейчас его показывают редко, в афише театра он не каждый месяц.

Текст Чехова все еще звучит стильно и современно, только послушайте: «После нас будут летать на воздушных шарах, изменятся пиджаки, откроют, быть может, шестое чувство и разовьют его, но жизнь останется все та же, жизнь трудная, полная тайн и счастливая. И через тысячу лет человек будет так же вздыхать: «ах, тяжко жить!» — и вместе с тем точно так же, как теперь, он будет бояться и не хотеть смерти». Слова барона Тузенбаха можно хоть сейчас в Инстаграмм.

Сама пьеса интересна тем, что на первом плане бытовые подробности, а все события оставлены между действиями и за стенами дома. Из диалогов за столом мы узнаем о пожаре, дуэли и уходе батальона из города, шум будто бы вдали, а на первом плане разговоры об именинах и мечты о переезде в Москву. Чехов сделал это специально и в свое время тем самым вызвал немалую дискуссию среди критиков.

Особенности постановки тоже есть. В НДТ ее сделали нарочито громкой. На сцене много звука, герои много разговаривают на повышенных тонах, бросают и роняют вещи, делают резкие жесты в сторону друг друга, на их лицах (тут стоит отдать должное актерскому мастерству) отражается масса трагизма, скорби, тоски и муки. Все это вместе создает в зале тревожное состояние, будто залпом ты прочла всю новостную сводку за неделю и вот-вот будешь орать и опрокидывать стулья. Это, безусловно, не так, как тихо и медленно классически ставят это произведение. И, учитывая мировые события, несколько несвоевременно, хотя, в целом, современно. Из пьесы режиссер убрал няньку Анфису восьмидесяти лет, некоторые реплики, но добавил юмора. Спектакль насыщен «пасхалками», крохотными действиями, мимикой, жестами, которые распознаешь и радуешься находке. Вроде такого, когда Наталья замечает приставшую к пиджаку Андрея нитку и незаметно начинает наматывать на палец «Ах, буки, веди», стараясь угадать имя невесты или как секундным жестом тянется и одергивает себя, заметив еще одну нитку на его ширинке.

Хочется подвести итог о том, что спектакль хороший, а театр достоин внимания, актеры профессиональны, а Чехов — гениальный автор. Но если Вам сейчас и без того достаточно переживаний, то стоит выбрать произведение светлее и позитивнее, например, «Дульсинею» 4 мая.

Текст: Катерина Егорова

Фотографии из открытого доступа 

 

 

 

 

Добавить комментарий