Вы здесь
Главная > Театр > Когда автор — зритель

Когда автор — зритель

Я — человек, биография которого стала чем-то вроде арт-обьекта. То есть однажды она пошла своим путём, а я — своим. И её уже не перепишешь. Так и живём, иногда заглядываем друг к другу на огонёк, чаевничаем и снова расходимся по своим делам.

А время идёт. И, конечно, текст, написанный в тесных рамках терапевтического задания почти два года назад, сейчас кажется взглядом даже не с нулевого уровня выздоровления, а тупо из глубочайшего минуса…
Наверное, это и есть главное достоинство текстовой основы спектакля Пан.Театра «Я есть» (премьера состоялась в декабре 2020). Она, словно мушка в янтаре, неподвластна времени. Я — меняюсь, время идёт, люди, упомянутые в тексте задания, тоже не остаются прежними…

Этой весной ковид унес жизнь одного из «персонажей», теперь бы я написала о нем иначе? Даже не знаю. Прекрасная новость — все это уже неважно! Я продолжаю свой путь к свободе, а постановка Юлии Паниной второй сезон живет своей, уникальной жизнью. Позади победа на прошлогоднем «Рождественском параде» (диплом за лучшую женскую роль), актриса Мария Васильева уже номинирована на «Золотой софит», спектакль видели сотни зрителей.

Понимаю, что «Я есть» — зрелище очень тяжелое. Но у меня не было другой биографии, а психотерапия – не бесплатная раздача пряников, там либо честно, либо никак. И режиссёр Юлия Панина очень точно уловила все мои главные смыслы и дополнила их своими. Вместо сопливой истории очередной жертвы людей и обстоятельств получился гимн Богу и Человеку. Актёры Мария Васильева и Евгений Демидов, не щадя себя, проживают историю моей жизни, полностью ее присваивая. Когда я сижу в зале, каждый раз поражаюсь, насколько точно и бережно воспроизводятся именно те интонации, которые звучали в моей голове в момент создания текста. Говорит Мария Васильева. Евгений Демидов произносит всего несколько реплик. Его линия решена пластически. Хореография (автором которой и является Евгений Демидов) в этом спектакле становится еще одним способом показать, как сложно героине искать общий язык с жизнью. Герой Демидова понимает все, но чем он может помочь, если героиня Васильевой не может разобрать его чётких и конкретных посланий, выраженных телом, а не словом? Создатели спектакля ведут зрителя через Ад отчаяния, боли, нелюбви, чтобы в финале он вместе с актрисой выдохнул: «Слава Богу за всё!».
Финал «Я есть» вообще достоен отдельного разговора (и горячих аплодисментов). По большому счёту, его…просто нет. Жирная режиссёрская точка не ставится, зритель не сразу понимает, что всё, можно вылезти из чужого кошмара и вернуться в реальность. Вместо точки – многоточие, которое и является главным событием спектакля. История, рассказанная в очередной раз, стала прошлым не только для героини, но и для всех, кто присутствовал в зале, будущее зависит от тех выборов, которые каждый совершит, исходя из нового опыта. А это «многоточие» почти волшебным образом погружает в «здесь и сейчас».

Сценически спектакль решен предельно лаконично и, на первый взгляд, очень просто. Мятая крафтовая бумага, проектор, свет без наворотов и немыслимо точно попадающий в ткань происходящего вокал Саши Гладь. Анастасия Бутова, Татьяна Маркович, Татьяна Яковлева совместными усилиями создали оформление, в котором спектакль может идти в любом пространстве. Превращаясь то в дачный домик, то в зелёный луг, то в бомжатник 90-х, то в девичью палату летнего лагеря.

Странно всё это разбирать, когда перед твоими глазами воспроизводят именно твою жизнь, конечно. Но бывает и так, что отдельная история оказывается не такой уж и отдельной. Спектакль, несмотря на всю тяжесть и боль, важен и нужен тем, кто узнаёт в героине себя. Это очень плохо, конечно, но жизнь не состоит из одних лёгких комедий и очаровательных мелодрам. Насилие, зависимости, равнодушие, использование, домогательства, травли…Очень мало людей, которых это не коснулось. Зато много тех, кто, пережив все, вынужден молча вариться в своей боли. Спиваясь или мучаясь от панических атак, не вылезая от психотерапевтов или «лечась» попытками заслужить любовь. Ради них я и отдавала странный и совершенно нетеатральный текст Юлии Паниной. Которая пошла дальше, сделав потрясающей силы спектакль для широкого круга зрителей, как говорилось раньше. То есть, для всех.

Текст: Наталья Легкова

Фотографии из открытого доступа 

Добавить комментарий