Вы здесь
Главная > Интервью > Саша Никитина об инклюзивном проекте “Лес. Застолье”: “Сядь за стол, познакомься, пообщайся и узнай — по-другому никак”

Саша Никитина об инклюзивном проекте “Лес. Застолье”: “Сядь за стол, познакомься, пообщайся и узнай — по-другому никак”

Если бы вы могли выбирать, какой домашней выпечкой вы бы стали? Пышной булочкой с сахарной пудрой и изюмом? Или ароматным рождественским печеньем с корицей? На спектакль «Лес.Застолье» нужно с идти с открытым сердцем и непременно с хорошим аппетитом — гостеприимная хозяйка накормит домашними пирогами и чаем из самовара и с собой упакует гостинцев.

А ещё на «Застолье» вы вместе с выпускниками «Антон тут рядом» будете петь песни, играть, репетировать пьесу, строить планы на Новый год и делиться самыми яркими путешествиями, вспоминать трогательные истории, делиться семейными традициями. По словам создателей, «Застолье» — возможность встречи и проживания близкого контакта с людьми, которых вы вряд ли бы встретили, если бы не этот случай. И как-то так получается, что все эти незнакомые люди — свои, с ними удивительно комфортно и тепло.

 «Лес» — спектакль-альманах, проект Бориса Павловича, вдохновленный философией Владимира Бибихина. У “Леса” нет единой площадки, в городе «прорастают» акты — с разными актёрами, разной формы. Эти части, как и деревья, не имеют иерархии и последовательности, и их можно смотреть в любом порядке. ОКОЛО посетил один из завершающих зимнюю сессию спектаклей — «Лес. Застолье» — а после побеседовал с создателем — актрисой Сашей Никитиной.

ОКОЛО: Саша, расскажите, как вы познакомились с Борисом Павловичем?

А.Н.: Мы знакомы с Борисом, если я не ошибаюсь, с 2016 года. В тот момент мы занимались с незрячими в центре на Джамбула и планировали делать с ними спектакль под предводительством режиссёра и моего друга Димы Крестьянкина. Весной мы сделали показ, и на него как раз пришел Борис и Настя Толстая. Тогда мы еще не знали, что эта встреча будет началом длинного совместного пути. Впоследствии Борис и Настя вместе с фондом Pro Arte взяли нас под свое бережное крыло так появился проект «Не зря» (спектакль проекта Фонда «ПРО АРТЕ» — «Особый театр. Театральная лаборатория для слепых и слабовидящих», посвященный феномену зрения, темам восприятия, памяти и коммуникации на основе документальных историй артистов «Особого театра» — ОКОЛО). В параллели с этими событиями Борис позвал нас к себе на летнюю лабораторию, которая стала зачином будущей команды «Квартира. Разговоры» (в пространстве «Квартира», созданном Фондом поддержки арт-инноваций «Альма Матер» в партнерстве с Центром «Антон тут рядом», проходили спектакли «Разговоры» с участием артистов с расстройством аутистического спектра (РАС) — ОКОЛО). Уже осенью мы сыграли первый спектакль в «Квартире» — «Недетские Разговоры». И с тех пор так и работаем вместе, невероятно, сколько всего мы сотворили за это время.

ОКОЛО: А как пришла идея “Лес. Застолье”?

А.Н.: Это тоже история не одного года. В прошлом году нас, участников команды «Разговоров», пригласили преподавать актерское мастерство в рамках  Лаборатории  «Встреча»,  организованной «Антон тут рядом» (благотворительный фонд системной поддержки людей с аутизмом, основанный в 2013 году — ОКОЛО) при поддержке Фонда Alma Mater. Мы набрали смешанную группу ребят — у нас были нейротипичные и ребята с РАС. Процесс был насыщенный, каждые два месяца мы с ребятами делали показы. Весной нам надо было сделать показ на день информирования об аутизме. Мне вообще слово информирование не очень нравится — будто я стою на кафедре и информирую о том, как общаться. Сядь за стол, познакомься, пообщайся и узнай — по-другому никак. Сама идея спектакля-застолья зародилась в «Разговорах», когда я в резиденции организовала творческое празднование летних дней рождений. Мы собрались за одним столом и играли в придуманную специально для этого дня игру. Тогда Борис и сказал: «Сделай спектакль!». И вот на Лаборатории, когда мы думали с ребятами, что делать, я предложила эту концепцию из «Разговоров».  Она игровая и как раз идеально подходящая для знакомства — все придут, сядут за большой стол, пообщаются. Весной мы сделали показ-пробу, ребята загорелись, и мы вместе решили сделать спектакль. Премьера была запланирована на конец мая для фестиваля «Прямое включение», но все отменилось из-за пандемии. Лаборатория закончилась, и мы с педагогами уже по отдельности стали думать, кто и как может это реализовать дальше. Всё только-только начало зарождаться, очень хотелось найти почву, чтобы спектакль начал прорастать. Параллельно продолжался “Лес”, проект по произведениям философа Владимира Бибихина. Мы встречались, разговаривали, репетировали. И как-то ночью я поняла, что концепция «Застолья» очень хорошо вписывается в философию Бибихина — мы тоже много говорили про мир и  свое место в нем, про время. И я подумала — почему бы не в «Лес»? Я предложила Борису, он сказал: «Давай!». И так заново собралась наша компания и организовалась идейная группа: драматургом стала Эля Петрова, моя подруга и коллега по «Разговорам» и «Не зря», мы нашли чудесного художника Оганеса Айрапетяна, а продюсером стала потрясающая Саша Евлашкина, которая в прошлом участница лаборатории и актриса в этом проекте. Причем я только через какое-то время с начала лаборатории узнала, что Саша —  продюсер, и очень талантливый. 

У нас ведь что важно в “Лес.Застолье” — это театр горожан, нет ни одного профессионального актера, все с разными профессиями и образованиями — психолог, экономист, продюсер, программист… Мы начали репетировать, создавать уже что-то другое, отличающееся от того, с чего мы начали, бережно вплетая Бибихина и его тексты. Сохранилось только то самое зерно: желание встречи друг с другом и разговора.

ОКОЛО: Название «театр горожан» интересное.

А.Н.: Это не мы придумали, это общее название театра с непрофессиональными актерами, в Москве таких проектов уже много. А в нашем случае — это еще и инклюзивный театр горожан.

ОКОЛО: То есть все происходящее — это не импровизация?

А.Н.: Думаю, к этому спектаклю не очень применимо понятие импровизации. Конечно, мы готовимся к спектаклю, у нас есть истории, которые мы хотим рассказать гостям, есть игры, песни, мы печем пироги, накрываем на стол. Есть внутренняя драматургия застолья, по которой идет действие. Это действительно похоже на то, когда приглашаешь гостей и готовишь для них программу, чтобы не было скучно или дискомфортно. Но внутри спектакля очень многое зависит от гостей, которые приходят. Они тоже наполняют действие своими историями, играми, воспоминаниями, ощущениями. Все возникает здесь и сейчас, драматургия спектакля просто помогает каждому артисту и гостю проявиться.

Наш репетиционный процесс начался с конца октября, в основном он был вечерами — так как все работают, и чтобы наши актеры не переутомлялись, мы делали репетиции не дольше трех часов. Сначала два раза в неделю встречались, ближе к премьере — чаще. Вообще ребята попали в непростые обстоятельства, даже мне, профессиональной актрисе, когда я пришла в «Квартиру», было трудно с большой сцены перейти в такой специфический близкий контакт со зрителем Здесь другие законы, отличающиеся от сцены, все должно быть максимально естественно, потому что зритель как в кино видит твой крупный план. А у ребят первый выпуск, у многих первый спектакль в жизни — и сразу в таком тесном пространстве. Мы долго нащупывали, как сделать так, чтобы все было естественно, чтобы возникало ощущение, что это просто застолье у кого-то дома. И важно — у нас не спектакль, а застолье, не зрители, а гости.

ОКОЛО: Сколько всего участников в “Застолье”? Все они — выпускники «Антон тут рядом»»?

А.Н.: Да, в спектакле все участники Лаборатории, правда, не все дошли до проекта, кто-то отказался. Выбирала не я, выбирали сами ребята, мы сразу договорились, что здесь остаются все по своему желанию, те, кто чувствуют, что это интересно, это их место. А если нет — у каждого свой путь, и его каждый выбирает сам. Поэтому все, кто хотел участвовать, участвуют. 

Есть другие обстоятельства: например, с нами участвует Антон, но он сейчас болеет, в этих двух спектаклях не играет. Но его место остается за ним, у нас такая традиция — свое место невозможно потерять, если ты заболел — не выбываешь. Как только Антон поправится, мы его введем в спектакль. Всего нас сейчас 12 актеров, а гостей 18. Пространство может вместить 30 человек, поэтому если нас становится больше, то одно  зрительское место убираем — и наоборот.

ОКОЛО: А как пришли в это пространство, «Цоколь синтеза искусств»?

А.Н.: Вообще изначально я хотела этот спектакль играть летом в парке, накрыть столы, танцевать на траве. Эта мечта осталась, надеюсь, еще случится. А так как премьера была назначена на декабрь, возник вопрос. Мы начали думать об оранжерее или кафе с растениями. А потом оттолкнулись от нашей легенды о хозяйке-петербурженке, которая путешествует и собирает артефакты,  ее квартира — с антиквариатом,  она любит собирать большие застолья для друзей. И пришла идея играть в  художественной галерее или мастерской. И я пришла с этой идеей на репетицию «Леса». Каждую неделю в проекте есть одна общая репетиция, и если у тебя  возник какой-то вопрос или проблема,  можно посоветоваться, всегда находится решение. В этом тоже уникальность проекта — невероятная поддержка от всех участников. Возникло несколько предложений. Один актер — Кеша Башинский — сказал, что его друзья-художники открывают новое пространство и, возможно, будут готовы принять нас на дружественной основе. Мы с Сашей Евлашкиной отправились в Цоколь Синтеза Искусств, который на тот момент еще даже официально не открылся, и познакомились с Севой Файнбергом, основателем пространства. Сева — молодой художник, очень идейный и открытый,  они со своими друзьями-художниками всё здесь обустраивают. Нас очень душевно приняли, мы уже чувствуем себя тут как дома. «Цоколь синтеза искусств» открывался  параллельно с нашими репетициями. У них очень интересно: мастер-классы по шелкографии, выставки, аукционы, лекции. Поэтому стоит заглянуть сюда не только на наш спектакль!

ОКОЛО: Сколько уже было показов и будут ли новые?

А.Н.: Два — один для своих (прогон) и  премьерный. Это третий. Следующие будут скорее всего в январе-феврале. Наверное,  в весенней сессии «Леса» мы тоже будем. Сейчас такое время, что точно планировать что-то невозможно… но точно будем еще играть!

ОКОЛО: А кто готовит угощения к “Застолью”?

А.Н.: Мы все! (смеётся). Это еще одна наша традиция — домашняя выпечка! Например, сегодня трубочки пекла Саша Евлашкина, пироги с капустой и яблоком — от подруги моей семьи, тети Марины Аборенковой, шарлотка от Дани, нашего актера. Наш художник Оганес напёк сегодня рождественских пряников. И еще — накануне спектакля всем гостям приходит письмо от Хозяйки, она пишет, что очень любит домашнюю выпечку и предлагает по желанию принести свою к столу. Спектакль вообще соткан из разных традиций. И в Инстаграме проекта мы знакомим с командой тоже традиционно, каждый участник отвечает на два вопроса: твоя любимая выпечка и любимая семейная традиция. И, читая ответы, узнаешь ребят вообще с другой стороны, больше понимаешь про человека.

ОКОЛО: В чем главная идея “Застолья”?

А.Н.: Нам хотелось создать для людей такое место, куда можно было бы прийти на два часа и почувствовать, что здесь ваше место, здесь можно не спешить, не обязательно говорить, если не хочется. Можно просто отдохнуть два часа от реального мира там, где уютно, где все свои, где у каждого есть свой стул, они у нас даже подписаны — «Для сладкоежек», «Для того, кто проспал», «Кто хочет на море», чтобы было проще определить, твое это место или нет именно сегодня…

Когда-то мне пришла в голову мысль, что узнать себя можно только в разговоре с другим человеком, через призму его видения мира. Это прямо по Бибихину. У каждого в мире должно быть свое место, но в реальности не всегда так происходит. «Мир не переменишь, но его можно создать», — это тоже по Бибихину. Это мы и сделали, создали свой мир.  И интересно, как меняется атмосфера от начала спектакля к финалу, как люди раскрываются, что они рассказывают. Гости едят, пьют чай, разговаривают и входят в полотно спектакля. Знаете, была такая игра компьютерная — ты едешь на коне, и постепенно раскрываются участки, которые были закрыты. У нас до прихода зрителя есть участки, которые закрыты, а со зрителем становится видна вся карта, и каждый выносит что-то свое. Мы только задаем тему, а дальше вместе составляем как домино..

ОКОЛО: Или как лоскутное одеяло!

А.Н.: Да, одеяло, которое всех вместе укрывает, и становится тепло. Но если одного лоскутка не хватает, уже не то. При этом можно пришить другой и дополнить, ведь что- то меняется, становится неактуальным. Спектакль живой всегда, мы не играем каждый раз одно и то же. И для меня, и для ребят интересная задача— каждый раз находить близкий контакт с новыми гостями и точки соприкосновения. Это непросто, но интересно, ради этого мы и собрались. Это наш маленький мир внутри большого.

Беседовала Наталья Стародубцева

Фото Застолья: Варвара Костерина

Портрет Саши Никитиной: Гиса Шокар 

Добавить комментарий