Вы здесь
Главная > Театр > «Билли Каспер»: нелюбовь и день сурка

«Билли Каспер»: нелюбовь и день сурка

Где искать причины конфликтов в семье, домашнего насилия, травли в школе? Как слушать и слышать своего ребенка? Об этом и многом другом размышляет режиссерка Вера Попова в спектакле «Билли Каспер» на сцене Камерного театра Малыщицкого.
Специально для театра драматург Алексей Житковский написал пьесу «Билли Каспер» по мотивам романа Барри Хайнса «Пустельга для отрока», сделав его более понятным и близким современникам. Получился обезоруживающе честный и понятный спектакль о подростках и для подростков — без излишних назиданий и морализаторства.


В центре сюжета — история одинокого мальчика Билли, который живет в маленьком шахтёрском городке. По сюжету — в английском, но очень легко представить подобный быт в российской провинции. «Нью Касл Индастриз: мир на кончике кирки! Нью Касл Индастриз: шахтёр — это не зазорно!» — язвительно комментирует существование один из героев.

Отец Билли ушёл, матери нет до него дела, старший брат — вовсе не образец для подражания, он измывается над Билли, как и одноклассники. Вокруг — сплошь уныние, серость и безнадёга, будущее, кажется, предопределено — по окончании школы он будет работать на шахте, как и все, после работы — пара стаканчиков в баре, чтобы заглушить тоску. Как в фильме «День сурка», всё будет повторяться вновь и вновь. Другого пути нет. Или есть?


Внезапно появляется кто-то, кому Билли нужен. Мальчик спасает и приручает птенца сокола (в оригинале — пустельги, тоже своего рода отщепенца, птицы семейства соколиных, не ловящей добычу на лету и потому не участвующей в соколиной охоте). Кес — так назовет птицу Билли — становится смыслом жизни дли мальчика.

Бывает, что в театре один актёр играет множество персонажей в спектакле. В «Билли Каспере» такой прием используется — Ник Тихонов, Андрей Жилин, Юлия Мен и Никита Кузьмин попеременно перевоплощаются в мать, брата, учителя, одноклассников мальчика. Но также они исполняют роль самого Билли — как мяч, роль переходит от одного к другому. И в каждом их Билли считывается ранимость, угловатость, мечтательность — как и в каждом из нас живёт неуверенный в себе ребенок.
Все дети боятся темноты, и в «Билли Каспере» эта тьма — словно ожившая субстанция, которая постепенно сгущается. Часть сцен играется в полном мраке — и зрители всматриваются, а порой и вслушиваются — когда актеры играют в фойе или за кулисами.


Великолепен саунд-дизайн Ника Тихонова (также исполняющего одну из ролей), словно соткавшего особую ткань-обрамление спектакля — барабанят капельки дождя, доносятся шорохи, скрипы, топот, вздохи.
На сцене (художник Надежда Лопардина) прорастают одинаковые ядовито-розовые деревья, которые колышутся, словно дышат, наполняя пространство постоянным движением. Это будто заколдованный лес, в котором потерялся Билли и ищет дорогу домой — в тот самый дом-мечту из рассказа- «небылицы», где его ждут любящие родители. Но выхода нет. И Кеса больше нет. Тьма сгустилась. День сурка снова начинается.

Текст: Наталья Стародубцева 

Фотографии Александра Коптяева 

Добавить комментарий