Вы здесь
Главная > Театр > «Душекружение» Александра Баргмана: «Пока сердце качает кровь, надо жить!»

«Душекружение» Александра Баргмана: «Пока сердце качает кровь, надо жить!»

25 ноября на площадке «Скороход» в рамках празднования 20-летия Такого театра состоялся юбилейный показ моноспектакля «Душекружение» Александра Баргмана, художественного руководителя Такого театра. Режиссер — заслуженный деятель искусств России Юрий Васильев. Даже не верится, что спектаклю, поставленному в 1994 году, в этом году исполнилось уже 27 лет — настолько он живой, пронзительный и вдохновенный!

Постановка основана на двух ранних, не известных широкой аудитории новеллах Владимира Набокова — «Картофельный эльф» и «Королёк». Все роли Баргман исполняет сам — карлика, фокусника, фальшивомонетчика и его убийц и даже дам — без грима и переодеваний, используя лишь тонкие детали и штрихи — палантин, перчатки, котелок, отделяя появление персонажей резкими паузами-вспышками, новыми интонациями и ударениями. Удивительно, но порой кажется, что Баргман даже меняется в росте — играя карлика, он как-то съёживается, а долговязый неуклюжий фокусник сутулится, но все равно возвышается над другими героями. Эстетский, образный язык Владимира Набокова в темпераментном, размашистом, виртуозном исполнении Баргмана раскрывается и переливается ярчайшими гранями, погружая зрителей в особое пространство, завораживающее и гипнотическое.

Две части спектакля различаются по ритму и настроению: если первый акт — полная сочувствия и в то же время ироничная история любви карлика Добсона, то сюжет «Королька» — тревожный и трагичный, это социальная драма о человеке, которого убивают соседи из-за того, что не могут разгадать и понять его. Эта инаковость, непохожесть на других созвучна и страдальцу Добсону. Набоков говорил о сострадании не так явно и прямо, как Достоевский и Толстой, но во многих его произведениях, особенно в ранних, безусловно считываются идеи гуманизма и личной свободы, тоска и предчувствие надвигающейся войны. Но вместе с тем, будучи непонятыми окружающими, этакими «белыми воронами», Добсон и Романтовский жили! С открытым сердцем, с тем самым «душекружением», тонко чувствуя красоту мира, без которой человек коснеет и черствеет.

Остроумный, пронзительный и поэтичный, «Душекружение» — эталон, концентрат всего того, ради чего стоит ходить в театр, магически прекрасный своей воздушностью и неуловимостью — как крылья бабочек, любимых существ Владимира Набокова.

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Александра Коптяева

Добавить комментарий