Вы здесь
Главная > Около > Так кто же любит Панкратова?…

Так кто же любит Панкратова?…

Драматург Дмитрий Карпузов и режиссёр Игорь Стам в постановке «Кто любит Панкратова?» Театра.doc предлагают зрителю взглянуть на проблему тотального одиночества со специфической стороны. Эта сторона неприглядна, неотёсанна и груба, но абсолютно всеми узнаваема. Возрастной ценз к спектаклю не просто так поставлен с маркировкой 18+, так как ненормативная лексика в нём превышает все терапевтические объёмы, о чём администратор театра предупреждает заранее. Нецензурный текст с самого начала действует как ледяной душ, как встряска, сразу давая понять – привычного театрального языка здесь не будет.

Василий Панкратов (Виктор Кузин) — обычный мужик, работяга, — таких миллионы. У него, как положено, есть жена (Светлана Американцева) и сын. Живёт он в многоквартирном доме, из развлечений – пиво в компании Петровича (Сергей Букреев) и Витьки Подреза (Николай Мулаков), гараж. Панкратов – квинтэссенция брутальности и мужественности с приставкой «гоп». Его дни проходят одинаково, без потрясений, но и без радости. И вдруг Василий находит в почтовом ящике любовное письмо, адресованное ему. И ладно бы от женщины, так нет – от какого-то Вадима. А потом приходит ещё одно, и ещё. В общем, беда.

 

Весь спектакль герой пытается узнать автора писем. И через его быдловатые монологи проглядывает сначала ужас и страх, – как так, он же традиционной ориентации, за что так с ним. А потом зритель понимает, что Панкратов по жизни несчастлив и очень одинок, несмотря на наличие семьи и знакомых. Хотя так живут многие семьи, — по инерции, не задумываясь и не замечая проблем друг друга, без любви, ведь так? Какая может быть любовь, если даже само слово герою неясно и неприятно. Жена и сын не замечают или не хотят замечать, что происходит в жизни Василия, их общение ограничивается бытовыми фразами и клише «Как дела? — Нормально». А друзья у него такие, с которыми можно пойти в бар, но поговорить о том, что тебя волнует, нельзя.

Несмотря на видимую грубость, герою нужна поддержка и понимание со стороны близких, а их нет. Не с кем просто побеседовать, некому признаться в наличии писем. И даже когда жена узнаёт об их существовании, ничего не меняется, никакого разговора и обсуждения ситуации не происходит. Тотальное равнодушие.

 

Жизнь в небольшом провинциальном городе, вечерние развлекательные шоу по телевизору, походы в продуктовый за сигаретами – вот смысловое наполнение всех дней Панкратова. А ночью — сны на грани реальности и абсурда. Среди такой тоски письма от Вадима становятся событием, подталкивают к размышлениям. И пусть Василий так и не понимает, зачем ему пишут эти письма, но он уже меньше из-за них злится, и больше вчитывается в строчки, написанные с нежностью и любовью. Благодаря им Панкратов даже сходил в храм, что было для него максимально нетипично. А потом случилось и совсем небывалое – однажды утром он заплакал, проявил такие редкие для него эмоции.

Колоритная, временами схематичная, но однозначно эмоциональная игра актёров подчёркивает абсурдность поступков и решений Панкратова в такой непростой ситуации. Автор пьесы под финал спектакля поднимает в итоге глобальные вопросы — «Что, вообще, имеет значение? Сегодняшняя дата на календаре? Вчерашняя?». А режиссёр постановки оставляет некий открытый финал, хотя в оригинальном тексте есть ответ на вопрос — кто писал эти письма. Такое многоточие предлагает публике взглянуть на свою жизнь со стороны, задуматься над важными вопросами и не ожидать скорых ответов.

Текст: Дарина Львова

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий