Вы здесь
Главная > Музыка > Произведения для оркестра, проектора и кролика

Произведения для оркестра, проектора и кролика

Сейчас сложно вспомнить современное произведение, исполненное в строгих рамках жанра и языка. Пространство театра растеклось со сцены в зрительские залы и на онлайн-платформы, музыка неразрывна с визуальным рядом, литература выходит со страниц книг и предлагает квесты в реальности.

3 октября на фестивале искусств «Территория» Московский ансамбль современной музыки исполнил 4 произведения современной международной сцены. Три из них — впервые прозвучали в России. Все сочинения объединены размышлением на тему эпохи пандемийного и постинтернет пространства. Какие знаки у этого времени, какие вопросы нам задает современное искусство и можем ли мы найти ответы на них? Рассмотрим подробнее тенденции современности через разбор музыкальных композиций: отсутствие четких границ у событий и явлений, значимость природных процессов, цифровизация.

Мистический Белый Кролик вместе Харона

Сочинение Александра Шуберта F1 похоже на кошмар и хеллоуин-вечеринку. Конечно, никаких границ: на месте сидят только музыканты, а композитор и Белый Кролик, посланник Смерти, выходят из экрана в зал и возвращаются обратно. Зрителей тоже приглашают в это внепространственное место с помощью фотокамеры.

Александр — один из лидеров новой немецкой музыкальной волны. Его музыке свойственны концептуальные высказывания, мощная мультимедийная и электронная составляющая и, конечно же, междисциплинарность. В этом произведении композитор выступает еще как режиссер, сценограф и драматург. Зритель попадает на иммерсивный спектакль.

Особенная ценность для современного слушателя в подобных произведениях — синкретичность повседневной, привычной формы потоковых видео, компьютерных игр, видеоарта с традицией классического, оркестрового исполнения музыки. В этом союзе рождается новая междисциплинарная форма. По содержанию — тоже очень богато. Глитч-вечеринка Шуберта включает в себя отсылки к «Пляскам Смерти» Камиль Сенс-Санта, к первой «Матрице» Вачовски и даже к мрачным фантасмагорическим коротким метрам Дэвида Линча.

Такая музыкальная головоломка, возможно, и не заявляет новых идей, но точно структурирует самые актуальные.

Звучание изображения

Художник Василий Кандинский исследовал на практике связь изображения и звука и так говорил об их единстве: «Краска – клавиша. Глаз — молоточек. Душа — рояль со многими струнами. Художник есть рука, которая посредством того или иного клавиша целесообразно приводит в вибрацию человеческую душу».

Композиторка Елена Рыкова и художница Мария Корол предлагают зрителю одновременно и визуальные, и музыкальные вибрации: помимо ансамбля их произведение «играет» видеоарт. Три экрана с ритмическим узором, парафразами и многоголосьем. Балансирует сложную форму примитивизм и пасторальные мотивы в содержании. Работа над «A cow in the backyard» началась в 2019 году с записи повседневных звуков, окружающих композиторку. В основу анимации заложены паттерны женских фигур и сочетания цветовых пар желтый-фиолетовый, зеленый-розовый и синий-коричневый. Интерес видеоряда не в красивом изображении, а во взаимодействии цветов, линий, фрагментов и их проникновении в звуковое пространство. Тандем визуального и звукового создает особую цельность в произведении, а выбранные мотивы — мягкую и даже нежную атмосферу композиции. Это произведение — поток сознания художниц. К зашитым в нем состояниям можно подключиться через наблюдение и растворение в цвете, звуке, их ритмическом танце.

Все едино

Идея о равной значимости человека и природы в искусстве вышла на новый виток спирали. Эту мысль закрепил в массовом сознании концерт для 2292 комнатных растений. Его сыграли в Оперном театре Барселоны в разгар пандемии, в июне 2020 года. Этот жест оказался своеобразным манифестом для широкого зрителя о значимости природы и гораздо больших равенстве и связи человека с живым миром, чем мы привыкли думать.

Яннис Кириакидес, дважды гость Венецианской биеннале, творит на стыке визуального и музыкального искусств. В его «Orbital» эти направления воспринимаются как части целого, соединяясь с виртуальной реальностью и цифровой обработкой видео. Видео-материал композитор заснял во время локдауна 2020 года на кольцевой дороге в Амстердаме.

Музыканты, перемещающиеся свободно, как атомы, по залу и медитативный видеоряд создают поглащающее пространство единения музыки, картинки и зрителей. Слушатель тут не только наблюдатель, но и участник этого единства. Музыка Кириакидеса исследует гибридное пространство саунд-арта, синтезирует, казалось бы, разрозненные источники и создает новую чувственность музыки.

Маша, не свисти!

Виртуальная реальность настолько плотно проросла в нашу повседневность, что цифровая обработка музыки и изображений, использование элементов VR и AR в произведениях уже не выбиваются из общего ряда, не бросаются в глаза — являются новой нормой.

Закрывало вечер произведение Алексея Сысоева. По словам композитора, эта композиция — современная интерпретация чеховских «Трех сестер». В 2020 году композитора титуловали как самого радикального музыканта современной российской сцены как раз благодаря крайне необычному музыкальному языку «Don’t whistle, Masha!».

Сочинение отличается технической сложностью, которую преумножают многоголосое пишущих машинок и речитатив исполнительниц. «Don’t whistle, Masha!» — не только торжество формы над смыслом, но еще и деконструкция директив, к которым мы привыкли. Выбор литературного текста в данном случае не случаен.

Свет, жест, видео, пространство в современной музыке играют такую же роль, как и звук. Композитор здесь становится дирижером или даже алхимиком, создавая из известных элементов еще неоткрытый, новый жанр.

 Текст: Елена Свиридова 

Фотографии из открытого доступа 

Добавить комментарий