Вы здесь
Главная > Театр > «Лир» Богомолова: «С праздником смерти!»

«Лир» Богомолова: «С праздником смерти!»

Спектаклю «Лир» режиссёра Константина Богомолова в театре Приют Комедианта этой осенью исполнилось 10 лет, но он продолжает быть актуальным, чему способствует блестящая актёрская команда и то, что воспоминания о войне у людей всегда свежи. Пьеса «Король Лир» у Константина Юрьевича надламывается во всех местах, и в этих надломах звучит современный текст и словечки вроде «заткнись» и «мудак». Одновременно на сцене разворачивается шекспировская трагедия, которая тут ещё и чёрная комедия, а также события 1941-1945 годов.


Ново-старый приём — женщины играют мужчин и наоборот. Так роли Гонерильи Лировны Альбани исполняет Геннадий Алимпиев , Реганы Лировны Корнуэлли — Антон Мошечков, а Корделии Лировны Лир — Павел Чинарёв. Без жеманства и уклона в кокетство, брутальные героини в простых платьях ведут свои сюжетные линии.

Сцена оформлена (художник-постановщик — Лариса Ломакина) как уходящая вдаль комната, под ногами – то ли древесная кора, то ли черепки красного кирпича, на стенах – портреты вождя – Лира. Похоже одновременно и на бункер, и на советскую гостиную и на пыточную. Мигающие лампочки, неприятный звук иглы от проигрывателя на законченной пластинке.

Москва, Красная площадь, ноябрь 1940 года. Преамбулой к спектаклю является монолог Лира (Заслуженная артистка России Роза Хайруллина) про симптоматику рака и течение болезни, с демонстрацией маленького сувенира в виде этого членистоногого. Так зритель понимает, что Лир неизлечимо болен, и это одна из причин, почему он собрал всю семью и приближённых за своим – большим, советским, с разнообразными блюдами – столом. А время идёт, и на дворе уже 1941 год. Текст Шекспира все произносят в микрофон как тосты в праздничный день. Торжественные речи о том, как они любят и преданы отцу, по очереди говорят дочери Лира. Корделию выгоняют из-за стола за недостаточно проникновенный тост — «С праздником смерти, отец!» и все дружно затягивают романс «Не для меня придёт весна», продолжая с аппетитом есть салаты.


Незаконный сын Эдмонд (Мария Зимина) и родной сын Эдгар (Алёна Бондарчук) Самуила Яковлевича Глостера (Ирина Саликова) делят любовь своего отца. Но последний явно проигрывает из-за еврейских корней и своей странной, психической нездоровой веры в Бога. А Эдмонд – сын от «красивой русской женщины», он служит в НКВД и его образ жизни Глостер полностью одобряет.

Лир проводит свои последние месяцы жизни в увеселениях, приглашая в гости всё новых гостей, которые выглядят как новые бутафорские раки. Он встречается, общается с ними, и его психически ненормальное поведение объясняется тяжёлой болезнью и ощущением близости конца. Лир Хайруллиной состоит из контрастов – он произносит слова сухо и монотонно, хотя их суть кричит об эмоциональной окраске, о чувствах. Ни намёка на гнев в обличающих словах, никакого крика там, где он кажется единственно верным решением.


Знаменитый монолог «Дуй, ветер, дуй» проходит почти незаметным пятном, обычной болтовнёй старого больного человека, сидящего в дождь под большим зонтом – тихо, буднично и умиротворённо. Такое решение роли выглядит нестандартно наряду с другими трактовками. Ведь пьеса Уильяма Шекспира была поставлена множество раз, рассказана сотнями театральных языков, она уже предание, легенда. И такой равнодушный и отстранённый от происходящего Лир выглядит возможной версией этого героя. «Укроемся в шатре от бури» — и короля под руки приводят и оставляют в отделении психиатрической лечебницы, где уже от веры в Бога лечится и Эдгар.

Вторая половина спектакля идёт более живо и жёстко. Выкручивание глаз штопором, демонстрация генералом армии Корнуэллом (Заслуженная артистка России Дарья Мороз) вываленных наружу кишок, вражеский налёт авиации под песню «Moskau» групп Rammstein и Тату, газовая камера. Но, сделав адский круг, постановка вернулась к исходным данным: Москва, Красная площадь, май 1945 года. Застолье, гимн колымских заключённых «Ванинский порт», салаты.


Вывод очевиден — фигура Лира вечна. Его портреты на стенах сменятся на портреты новых вождей, и вновь будет война, и вновь всё начнётся и закончится выпивкой и поеданием оливье и селёдки под шубой.

Текст: Дарина Львова

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий