Вы здесь
Главная > Театр > Какое странное место этот сад

Какое странное место этот сад

В качестве открывающего спектакля в рамках программы XXXI Международного театрального фестиваля «Балтийский дом»: «Бесы XX-21» был представлен совместный проект продюсера Леонида Робермана с Электротеатром Станиславский «Сад» режиссёра Дениса Азарова по одноимённой пьесе Алексея Шипенко.


В главной роли Инес де Кастро – магнетическая и страстная Юлия Ауг. Вокруг неё и на ней держится всё действие. По сути это моноспектакль, хотя на сцене она находится не одна. И, благодаря выбору этой артистки на главную роль, спектакль выглядит таким же как и она – ярким, волнующим и с ноткой арт-хауса. Инес де Кастро, она же Инеш де Каштру, была фавориткой португальского короля Педру I, после смерти признанная его женой. И история, рассказанная в спектакле «Сад», основана на реальных событиях и легендах.
Героиня Ауг предстаёт перед зрителем ренессансной красавицей с рыжеватой копной волос, привольно струящихся по плечам, сияющим лицом и округлой величественной фигурой. Одеяния же её меняются четыре раза за спектакль (художник по костюмам Анна Хрусталева). В самом начале она выходит в нейтральном наряде, потом – в ослепительно белом платье в пол, с большим животом. Весь её облик кричит о жизни и любви. Она произносит монологи, в которых описываются события её пути: будни в качестве придворной дамы, знакомство и вспыхнувшая страсть с тогда ещё инфантом доном Педру, осуждение двора, который следит за «безупречностью ландшафта», рождение детей — девочки и двух мальчиков — как она их называла, — Бешеной, Поэтом и Монахом. Монологи Монаха (Евгений Капустин), младшего сына, звучат в прологе и финале спектакля. Он печально и несколько вычурно говорит про то, чем является для него этот загадочный сад. «Моё монастырское послушание – сад», «Иногда мне кажется, что мой сад и я – одно и то же», «В этом саду нет никого». Он единственный, помимо главной героини, кто говорит со сцены. Он же исполняет роль отца Августина, сцена сожжения которого была одним из самых ярких и жестоких моментов постановки.


В зрительный зал льётся философская проза, трудно удобоваримая для театральных подмостков. Но если не сопротивляться медитативному движению спектакля, принять текст и не бороться с ним, то через какое-то время погружаешься в пространство сцены. Оно похоже на больницу или морг – это очевидное и первое приходящее на ум сравнение. Но потом возникает ощущение, что это и комната ожидания, и чистилище, и ничто – в прямом смысле этого слова. Коробка из кафельной плитки, два стула, небольшое круглое зеркало. На экранах трансляция то телевизионных помех, то снимков УЗИ, то просто узоров. Сценограф Николай Симонов предлагает публике такой больничный минимализм, изысканную прозекторскую, некий утончённый сад. Общая картина — настоящее наслаждение для глаз — театрально, эстетично и ничего лишнего.
Три безмолвных статиста в чёрном и со старомодными воротниками-раф совершают небольшие перестановки на протяжении всего спектакля и постоянно выносят всё новых и новых кукольных пупсов, символизирующих беременности Инес . «Я снова беременная – перманентное моё состояние».

Но вот в своих монологах героиня дошла до рассказа о собственной смерти. И тут кажется, что на этом её повествование и закончится, но нет. После того, как её умертвил отец возлюбленного — король Афонсу IV, — она всё так же незримо продолжает быть рядом с любимым мужем, оберегать своих детей и наблюдать за развитием событий. Она перешагнула из мира живых в мир мёртвых – и как будто этого не заметила. Единственное, что меняется, это её платье – оно превратилось в глухое чёрное.

И вот кульминация – сценическая коробка, «стены морга» открылись! Взору зрителей предстал сияющий крест, а под ним огромный череп над красными богатыми тяжелыми одеждами. Возникала ассоциация, будто бы скелет восседает на троне. По краям – ровные шеренги детских кукол. А посреди этого инфернального зрелища – Инес де Кастро уже в финальном, длинном кроваво-красном платье. Краски театральности достигли в этой сцене своего максимума. Величественная де Кастро повествует, как посмертно, со стороны, наблюдала свою коронацию в соборе. Согласно легенде, Педру I, который к тому времени стал королём Португалии, приказал вынуть тело возлюбленной из могилы, облачить в королевскую одежду и посадить на трон. И её истлевшее тело восседало на троне, а поцеловать её мёртвую руку и край мантии собралась вся знать – и это всё после того, как на глазах у всех её череп оторвался от позвоночника под тяжестью короны и покатился по полу собора. Это отсылка к реальной истории – так как убили Инес путём отсечения головы.

Их яркая любовь прошла и сохранилась сквозь года, сквозь жизнь, сквозь смерть. И вот уже после убийства Инес де Кастро, незаконную жену Педру I признали королевой Португалии. Король повелел перезахоронить её в саркофаге в монастыре Алкобаса, а себе заготовить место напротив своей возлюбленной, чтобы перед Страшным судом ещё раз заглянуть в глаза любимой. «И тогда первое, что мы увидим, будем мы сами…».

Текст: Дарина Львова

Фотографии Олимпии Орловой и из открытого доступа

Добавить комментарий