Вы здесь
Главная > Театр > И я там был

И я там был

16 октября в расположенном в бывшем газгольдере креативном пространстве «Люмьер-Холл» плавали рыбы, порхали бабочки, обретали вторую молодость герои снов и происходили самые настоящие чудеса в спектакле «Сашины сказки» театра Vokrug. Творческая, образная постановка из непрерывной киноленты видений и фантазий была показана в рамках программы II фестиваля негосударственных театров Санкт-Петербурга.

Спектакль «Сашины сказки» — это сон, воспоминание или мечта некоего Саши, возможно, Александра Сергеевича Пушкина, которому, как зрители слышат из радиопередачи в начале спектакля, могло бы исполниться 220 лет, а, возможно, речь идет о том внутреннем ребенке, который живет в каждом из нас и благодаря которому мы в любом возрасте ощущаем легкость, способны мечтать или даже играть с вселенной.

Первое, что видят зрители – пятерых актеров в белой одежде. Три дамы преклонных лет и двое старичков садятся на лавочку, чтобы вздремнуть. У старушки с собой ведро с саженцем. Один из старичков вот-вот потеряет голову. Но все же по одной из бабушек можно догадаться, что все эти пожилые люди однажды были молоды, а внутри непримечательной с виду старушки может жить балерина, способная станцевать «Жизель». После нескольких «па» на сцену выбегает мальчик лет шести, раздается детский смех и запускается волна снов.

Как и положено во сне, здесь все совсем не то, чем кажется. Дедушки и бабушки обретают молодость и воспроизводят для Саши все те действия, к которым он привык наяву, но совсем иначе. Когда прутья превращаются в письменные принадлежности, становится понятно, что Саше снится школа, в которой могут и похвалить, и наказать. В другом сне можно погладить кошку, которая уже через мгновение будет мяукать вверх ногами.

Чернила превращаются в нитку, которой персонажи сна пишут на стене финальную фразу из многих сказок: «И я там был». Нитка-сказка льется из одного уха в другое, чтобы «прочистить» что-то в голове или заложить новые идеи. И вот уже наступает следующий сон, в котором учебники можно повесить на удочки, чтобы пойти на рыбалку, но ловить не рыб, а бабочек, а, может быть, не ловить, а самим быть бабочками, которые так красиво порхают, что учительница точно поставит пятерку. А потом пойдет снег.

 

В этом саду сновидений Саша почти все время молчит, и только иногда смеется или считает по-французски до трех. Язык спектакля – движения, музыка и символы. Так, гардероб – это море, в котором под звуки балалайки плывет белый кит. А потом из волн под крики чаек выходит банщик Черномор, чтобы тут же исчезнуть.

Спектакль построен с расчетом смены темпа и эмоционального воздействия на зрителя. Например, за веселой и энергичной игрой в жмурки следует расслабление, после которого зрителей «будят» ритмичными звуками и новыми чудесами. Двигающиеся сами по себе перья, руки, полиэтиленовые коты, напоминающие Тоторо из известного анимэ Хаяо Миядзаки, чудовище из шаров, дующее на бородатого отца на роликах – все это удивляет и вселяет в зрителей ощущение, что с ними, как и с Сашей, происходит настоящее чудо. И невероятно жаль, что это волшебство тоже имеет свое начало и свой конец. Под неумолимое тиканье часов сон подходит к концу, года возвращаются их владельцам, а зрителям остаются только лозунги на табличках, гласящие: «Это вам не сказка», «Саша – наша гордость», «Саша – наше все!».

«Сашины сказки» — не единственный детский спектакль фестиваля. Свои постановки для детей представили Городской театр, театр ЦЕХъ и Karlsson Haus. Кроме того, на фестивале было много представлений для взрослой аудитории: «Мейерхольд» (театр «Открытое пространство»), «Балбесы» (театр «За Черной речкой»), «Сибирь» (Театр ненормативной пластики), «Слово и дело» (Театро ди Капуа), Astrum Natale (Театральная лаборатория Яны Туминой) и другие.

Текст Инны Зайцевой

Фотографии Ильдара Бабикова

Добавить комментарий