Вы здесь
Главная > Интервью > «Экотопия: Экология/Действия». Экологическая утопия зелёного театра

«Экотопия: Экология/Действия». Экологическая утопия зелёного театра

C 26 по 28 ноября в Санкт-Петербурге на Новой сцене Александринского театра пройдет Всероссийский фестиваль зеленого театра «Экотопия: Экология/Действия». До 19 сентября проходит опен-колл для режиссеров/авторов идей спектаклей со всей России для участия в лаборатории фестиваля. В его преддверии мы встретились с программным директором и шеф-режиссером Марией Сапижак, чтобы она рассказала об основных моментах этого необычного события.



«Экотопия» расшифровывается как экологическая утопия. Почему такое название? 


Нам хотелось, чтобы фестиваль стал таким импакт-фестивалем, чтобы он был какой-то нашей фантазией насчет будущего и при этом ещё проектированием этого будущего. Да, мы говорим про актуальные проблемы экологии, которые не проблемы будущего, а проблемы настоящего во многом. И хотелось бы, чтобы это стало заделом на то, чтобы наше будущее стало чуть-чуть лучше, чем оно может быть.

Кому принадлежала идея проведения фестиваля?


Мы его проводим с Фондом поддержки и развития социокультурных проектов «Культурная политика», это наше совместное детище. Все начиналось с то, что я сотрудничала с Фондом по спектаклю про экологию «Eco to go», и мне подумалось, что было бы классно собрать несколько спектаклей на тему экологии и сделать это очень концентрированно – не в каких-то полуподпольных форматах на 30 зрителей, а масштабно. И мы с Фондом разработали идею целого фестиваля, причем помимо готовых спектаклей, которые нам удалось найти, мы решили, что надо провести ещё и лабораторию для того, чтобы создать некое поле для генерирования новых постановок, перформансов или произведений современного танца.

«Экотопия» пройдет впервые и станет первым и новым театральным фестивалем, объединяющим театр, искусство и тему экологии. Как это будет происходить, что ждет зрителей? И кто будут участниками фестиваля?


Я бы не сказала, что наш фестиваль самый первый, но он самый масштабный. У нас будет четыре полностью готовых спектакля в разных жанрах: детский кукольный, хореографический, инклюзивный и документальный. И прямо сейчас у нас идет опен-колл и мы ждем авторов идей со всей России, очень заинтересованы в том, что привезти их из регионов, но и, конечно, не отметаем заявки из Петербурга и Москвы. Просто по моим наблюдениям в столицах уже эко-повестка постепенно осмысляется средствами искусства и есть уже какие-то более локальные фестивали. И хотелось бы услышать именно регионы, потому что там помимо того, что много экологических проблем, может быть, не всегда есть инструментарий для осмысления средствами искусства. И идея лаборатории в том, чтобы мы вместе с авторами продумали их посылы, что-то им подсказали, сделали эскиз, и они бы смогли его реализовать в Петербурге, а потом уже и в своих городах. Понятно, что это будет ограничение по времени, новая команда – мы привозим только автора, – но тем интересней.

По каким критериям кураторы мероприятия будут отбирать проекты? Чем руководствоваться?


Мы заинтересованы в том, чтобы у нас собрались совершенно разные идеи и взгляды на экологию и экологичность. И даже если вам условно надоела тема экологии, – это тоже про экологичность, и если вы хотите об этом поговорить, то подавайте заявку. Мы хотим, чтобы рассматривалась не только какие-то очевидные проблемы из разряда инфраструктуры раздельного сбора или вегетарианства, — эти вещи лежат на поверхности. А хотелось бы зайти глубже и поговорить в том числе про экологичность медиа, межличностных коммуникаций и тому подобное. Ведь экологичность – это очень широкое понятие, оно не только про выброшенную бутылку. Это про нашу систему отношений с миром. И уже при отборе проектов для лаборатории мы будем вынуждены из одинаковых идей выбирать самую проработанную. Нам хочется, чтобы фестиваль получился таким широким полем для дискуссии без морализаторства. А для этого нужны разные взгляды, идеи и оптика.



Сейчас всё больше людей интересуются экологией, но нет ли такого ощущения, что это дань моде? Действительно ли у зрителей есть запрос зеленого театра?


Да, я согласна, что сейчас это в какой-то степени входит в моду, особенно в столицах, что само по себе неплохо. Нет никакой беды, что человек делает что-то экологичное для того, чтобы быть в тренде. Но, с другой стороны, есть много «гринвошинга», когда на все ставят маркировку «eco», и во всем нужно хорошо разбираться, чтобы делать больше полезного, а не на хайпе выезжать. Я думаю, что запрос есть, потому что многим людям сложно влиться в эту тему и неясно с чего начинать. Тем более, что существует такая установка в сознании людей, что ты либо делай всё, либо не делай вообще ничего. И если ты хочешь в экологию, то сразу отказывайся от пластика, от мяса, от меха, от всего. А если ты делаешь что-то одно, то это не считается. Еще сложно с чего-то начать, потому что очень много информации нам преподносится в виде горы данных без пояснений как это применить на практике. А театр, перформанс и любая форма искусства больше нацелены на чувственной восприятие. И, мне кажется, через него можно как раз с человеком «договориться» и помочь влиться в тему экологии. И еще очень важно, что этот зеленый фестиваль мы делаем на сцене Александринского театра, а не в небольших залах, так мы даём большее поле для людей. И здорово, что театр очень тепло откликнулся на идею проведения мероприятия — значит, они тоже рефлексируют эту тему.

Для кого этот фестиваль? Как вы думаете кто придет на него? 


Достаточно весомую часть аудитории составят люди, уже погруженные в эко-повестку на бытовом уровне. Вторую часть, думаю, будут представлять люди, которые хотят влиться. И третья часть – это наши коллеги, занимающиеся театром, которые совмещают работу в искусстве и думают про экологию при этом. Еще мы надеемся, что, так как у нас есть один детский спектакль и один семейный, что они станут точками входа в экологию для семей с детьми.



Каким вы видите результат фестиваля? Чего в идеале вы бы хотели добиться? 


У нас нет никакого результата конкурса, это всё процесс. Горизонтальность коммуникаций – тоже экологичность, и мы хотели бы создать максимально горизонтальную среду. У нас будут обсуждения всех эскизов с экспертами, но это обсуждение не формате «это хорошо, а это плохо», а про то, насколько раскрывается тема, куда ее можно дальше двигать. Результатом станет максимальное вовлечение всех участников в общее поле, возникновение общей дискуссии. Под участниками я подразумеваю не только создателей эскизов, но и зрителей. Нам бы хотелось, чтобы люди на сцене и в зале были в равных позициях. И первый шаг к решению каких-либо проблем – это начать о них говорить.

Каковы особенности постановки художественного контента на экологическую тему? Без чего нельзя обойтись?


Сделать спектакль об экологии максимально экологично невозможно. В любом случае, для реализации художественных идей нужен будет реквизит, электроэнергия. Но в нашем фестивале мы стремимся к тому, чтобы для эскизов не производилось ничего нового, чтобы мы брали что-то из того, что уже произведено. Стараемся максимально снизить эко-след.


А возможны ли такие понятия, как «театр» и «экология», рядом друг с другом? Для каждого спектакля специально изготавливаются декорации, костюмы, реквизит. И после закрытия постановки всё это обычно выкидывается или уничтожается. Есть ли вторая жизнь у театральных вещей?


Хочу рассказать про театральную художницу Елену Соколову – она будет экспертом на нашем фестивале. У неё есть идея театрального шеринга, связанного с декорациями и реквизитом. Идея в том, чтобы обмениваться ими, давая таким образом вторую жизнь вещам.



Одна из предпосылок к фестивалю была в феврале этого года в рамках Дня экологии на Новой сцене Александринского театра. Тогда были представлены два спектакля – «Пакетик, который хотел быть нужным» (режиссер Пётр Чижов) и ваш «Eco to go». Возможен ли в будущем сценический симбиоз эко-активизма и театра на постоянной основе?


Мне бы этого очень хотелось. Расскажу на своем примере. Для меня очень важно в театре, — когда я там как зритель, — ощущение, что я не одна. Что я вижу и воспринимаю происходящее на сцене так же, как и другие зрители. Когда мы с Еленой Соколовой придумали «Eco to go», я начала сортировать отходы и столкнулась с кризисом, что окружающие не воспринимали мои усилия серьезно. И в спектакле мы старались показать, что выгорание – нормально, это просто часть пути, а не твоя индивидуальная проблема. И мне кажется, что весь театр про это – «я не одинок». И, так как экология становится актуальной темой, и в ней много споров, как и во всех областях, то, если у тебя возникает ощущение, что ты делаешь что-то не так, то  можно прийти в театр и понять: «нет, всё-таки я прав».

Сложно ли составлять программу эко-фестиваля?


Сложно было поначалу, трудно найти уже готовые спектакли на тему экологии. Мы с Натальей Палёновой (директор фестиваля), Яной Сад (арт-директор) и Анастасией Лепинской (шеф-художник) искали информацию везде. И сейчас пул сформирован из того, что мы нашли в ближнему кругу, через знакомых. На данный момент сложностей нет, но они, наверное, начнутся, когда все приедут на лабораторию и будет шесть команд, для которых нужно будет настроить коммуникацию.



Расскажите, как вы пришли к теме экологии в своем творчестве? 


Опять от личного. Когда ты, как режиссер, ищешь тему спектакля, то всё равно отталкиваешься от того, что тебя самого волнует. У меня всё началось с художницы Елены Соколовой, которая давно и плотно погружена в тему экологии. И я подумала, — может, и мне надо попробовать? Так начала постепенно сама разбираться в теме.

Что бы вы хотели сказать зрителям, которые придут на фестиваль?


Мне бы хотелось, чтобы они открыто воспринимали всё, что будет там происходить, не боялись новых форм, и чтобы это мероприятие стало для них приятным и полезным времяпрепровождением.

Беседовала Дарина Львова

Фотографии Юлии Шаки, Полины Назаровой

Добавить комментарий