Вы здесь
Главная > Театр > Беспокойный приют

Беспокойный приют

11 сентября на Малой сцене Мюзик-Холла скелеты в шкафу играли джаз, а ангелы спустились с неба, чтобы спеть историю о кошмарных убийствах и семейных ценностях в спектакле «Мышьяк и кружева». В черной комедии режиссера-постановщика и художественного руководителя музыкально-драматического театра «Синяя птица» Анастасии Удаловой нашлось место для искрометного юмора, стильного нуара, элегантных маньяков и безупречных вокальных партий.

 

Постановка основана на пьесе Джозефа Кессельринга «Мышьяк и старые кружева», которая может быть известна зрителям по замечательному одноименному черно-белому фильму 1942 года. Режиссер Фрэнк Капра снял комедию с Кэри Грантом в роли театрального критика Мортимера. Решив познакомить невесту Элен со своими тетушками, он выясняет, что в его семье есть такие тайны, на которые далеко не каждая девушка способна закрыть глаза.

В постановке Анастасии Удаловой вместе с увлекательным сюжетом воссоздана целая атмосфера того времени, когда могла бы произойти эта ситуация. В Америке начала ХХ века из всех окон доносились звуки джазовой музыки. Так и в спектакле «Мышьяк и кружева» декорации трансформируются в сцену-шкаф, где скелеты играют на контрабасе или саксофоне, а портреты на стенах превращаются в открытые окна, из которых выглядывают очаровательные ангелы и поют на английском и русском языке самые известные джазовые ритмы, включая «Нью-Йорк, Нью-Йорк», «Hello, Dolly», «Summertime», «Hit the road Jack» и другие.

В этой праздничной атмосфере появляются персонажи пьесы. Уверенный в себе, педантичный Мортимер (Владимир Садков) мечтает стать звездой, немного устал от того, что все драматурги стремятся рассказать ему о своих пьесах, и слегка нехотя решается сделать предложение любимой девушке Элен (Евдокия Малевская). Изящная девушка, в образе которой есть что-то от Мэрилин Монро, «порхает на крыльях любви» и радуется каждому дню до тех пор, пока не сталкивается с резким изменением в поведении жениха.

Перемены в характере Мортимера связаны с тем, что его милые тетушки Эби (Марина Уланова) и Марта (Галина Ульянова) оказываются отравительницами со стажем, на счету которых двенадцать трупов. Именно талантливое исполнение Марины Улановой и Галины Ульяновой создают особенное впечатление от спектакля. Ироничная Эби и добродушная Марта настолько обворожительны, что им хочется симпатизировать даже тогда, когда выясняются подробности их серийных убийств. Они с одинаковым спокойствием обсуждают, какой фильм посмотреть, куда лучше добавить яд: в чай или вино; и как хорошо, что одиноким людям удалось найти у них в подвале приют и покой.

Ситуация для Мортимера осложняется после появления в доме еще одного племянника — Джонатана (Владимир Ярош). Спокойный как лед и нерушимый как скала, он совершенно не способен испытывать жалость и сопереживание, зато готов вступить с тетушками в соревнование за первенство по количеству убийств.

Изюминку спектаклю придают эпизодические персонажи. Пластический хирург Эйнштейн-Франкенштейн (Дмитрий Петров) с подушкой в виде шляпы Наполеона на голове невероятно комичен. Полицейский О’Хара (Николай Балобан), который мечтает стать драматургом, — мастер эпизода с его забавной манерой речи и гротескным исполнением.

В целом, спектакль получился действительно веселым, легким и при этом не приторным. Немного цинизма, абсурда и пародии делают его увлекательным зрелищем. И даже шутки про современную реальность, включая пандемию и вакцинацию, кажутся вполне уместными и помогают сбросить накопившееся напряжение.

Более того, зажигательная живая музыка джаз-бэнда и великолепное многоголосие ангелов: Анастасии Барановской, Веры Горячих и Ксении Шамариной, создают ощущение настоящего праздника, в котором есть где разгуляться воображению.

«Мышьяк и кружева» — яркая, самобытная постановка, в которой соблюден баланс между такими противоположными понятиями, как жажда жить и осознание смертности, желание вечной любви и страх быть отвергнутым из-за «скелетов в шкафу», а также юмор и корректность. Такие детали, как немые паузы, ускоренные, как в немом кино драки или повторы реплик с одной стороны, показывают, что все происходящее на сцене – не на самом деле, а просто шутка, с другой стороны, служат отличными приемом для создания комического эффекта. Именно благодаря этому отклонению от реализма и документальности эмоционально-коммуникативное пространство спектакля вызывает у публики живой отклик и радостное переживание жизни «здесь и сейчас».

Текст: Инна Зайцева

Фотографии Инны Зайцевой и из открытого доступа

Добавить комментарий