Вы здесь
Главная > Кино > Явление сдавленной пружины в премьере «Аффект»

Явление сдавленной пружины в премьере «Аффект»

15 июня в кинотеатре «Аврора» состоялась зрительская премьера фильма «Аффект». Психологический триллер британского режиссера Энейла Кариа уже покорил международные фестивали, включая «Сандэнс» и «Берлинале». В Санкт-Петербурге фильм выйдет в прокат с 17 июня. После предварительного показа о картине со зрителями подискутировали журналист Максим Заговора и психоаналитик Михаил Соболев.

«Аффект» уже сравнивают с такими культовыми фильмами как «Бойцовский клуб» и «Джокер» с точки зрения идеи о торжестве свободного духа над псевдокомфортом капиталистического общества, с одним из самых жестоких отечественных фильмов «Иди и смотри» по силе воздействия и с такими психологическими триллерами, как «Вечная красота» и «Не оглядывайся» по тому, насколько точно продемонстрировано развитие психического расстройства.

Оригинальное название фильма “Surge” – в переводе с английского означает «всплеск», «перегрузка», «импульс». На русский это название, в результате, перевели, как «Аффект», видимо, ссылаясь на то, что при шизофрении можно наблюдать аффективные расстройства. Причем фильм создан таким образом, что перегрузка нервной системы, всплеск эмоций и аффективное расстройство происходят сначала с главным героем, а затем и с самими зрителями из-за постоянного движения камеры в духе манифеста Ларса фон Триера «Догма».

Главную роль в картине исполнил лауреат премий «Золотой Глобус» и «Эмми», известный по фильму «Парфюмер: история одного убийцы» Бен Уишоу. За роль в «Аффекте» он был удостоен специального приза жюри за актерскую игру на кинофестивале «Сандэнс» в 2020 году. Фильм был также отобран в программу «Панорама» Берлинского кинофестиваля, на который не раз номинировались картины о психических расстройствах, включая такие фильмы, как знаменитый «Человек дождя», недавний фильм «Разрушительница системы» и другие.

Бен Уишоу смог не только стать наглядным примером развития психоза, великолепно отобразив мимикой и жестами нарушения восприятия, физиологические изменения, тремор, бесцельное возбуждение, неестественность пластики и т.д., но и метафорическим символом, за которым скрыты вечные вопросы: «Что есть норма?», «Где грань между сумасшествием и гениальностью?» и «Не стала ли жизнь современного винтика системы новой формой рабства?».

Шизофрения – эндогенное заболевание. Это ружье, которое висит на стене до поры. У героя фильма — Джозефа даже до того момента, когда происходит запуск аффективного расстройства есть много предпосылок для развития заболевания. Слишком властная мать и пассивный отец встраивают ему амбивалентное восприятие мира, когда один тянет в одну сторону, а другой – в другую. Второй, не менее важный момент: очевидная асоциальность Джозефа. У него нет друзей. В свой день рождения он приносит на работу морковный торт, делится им с коллегами, но не говорит, что торт — его и принесен в честь его дня рождения. Даже за понравившейся девушкой он не ухаживает, а следит до тех пор, пока не наступает резкая перемена в его жизни.

Сложно сказать, что именно становится спусковым механизмом: встреча с шизофреником на пропускном пункте в аэропорту, где работает Джозеф, неудавшийся праздник или замечание матери о том, что он слишком громко глотает. Возможно, все вместе приводит к тому, что Джозеф преображается, словно герой фильма «С меня хватит». Он начинает совершать одно правонарушение за другим, при этом все же умудряясь, в отличие от персонажа Майкла Дугласа, оставаться «хорошим парнем». Он безупречно вежлив, деликатен и изо всех сил старается творить добро, настраивая телевизор понравившейся девушке или наказывая нерадивого свидетеля на свадьбе.

При этом адаптироваться и социализироваться все-таки Джозеф больше не может. Пытаясь унять свое возбуждение, он бежит, отжимается, танцует, крушит все вокруг, разрывает подушки и матрас, удивленно взирая на пружину внутри. Возможно, и сам Джозеф – жертва явления сдавленной пружины. После многих лет тотального контроля – аккуратно выглаженной униформы, дисциплины и даже обязанности соблюдать тишину рядом с родителями – пружина от перегрузки разжалась, а вместе с тем и произошел всплеск в его голове.

В ходе дискуссии после фильма мнения разделились. То, что Максиму Заговора показалось эйфорией, Михаил Соболев назвал манией. Действительно сложно однозначно ответить, глядя на то, как животные инстинкты побеждают разумное начало в главном герое, обрел ли он свободу, или из одной клетки попал в другую.

Сам режиссер в интервью говорил, что основная идея фильма в том, что «свобода, данная всем живым существам при рождении, у человека постепенно теряется под давлением условностей общества» и «внутри всех нас остается клокотать первобытное напряжение». В какой-то момент Джозеф настолько «освобождается» в прямом и переносном смысле, что срывает с себя всю одежду, остается абсолютно обнаженным и, при этом, настолько спокойным и удовлетворенным, что это состояние можно сравнить со своеобразным просветлением.

Съемки фильма проходили практически без репетиций в 2019 году в Лондоне и Станстеде. И длились всего 25 дней. В результате, фильм вышел настолько реалистичным, что после просмотра ощущения в теле могут быть самыми неприятными, включая головокружение и желание выйти на свежий воздух. Тем не менее, как и многие другие достойные фестивальные картины «Аффект», безусловно, стоит посмотреть хотя бы для того, чтобы попробовать найти в нем свои ответы на вопросы о счастье, свободе и норме, а также разгадать шифр режиссера.

Текст: Инна Зайцева

Добавить комментарий