Вы здесь
Главная > Театр > «Суад. Жить заново»: «Мы сгорели, но не погибли»

«Суад. Жить заново»: «Мы сгорели, но не погибли»

«Я девушка! Девушка должна идти быстро, низко, опустив голову, словно она считает шаги. Девушка должна быть замужем, чтобы иметь право смотреть вперёд» — громко, яростно делит предложения на слова-манифесты Ася Ширшина. Так начинается саунд-драма Алексея Янковского «Суад. Жить заново» в Театре на Литейном, созданная при содействии Театральной мастерской АСБ.


Сюжет основан на автобиографии современной арабской женщины Суад. В книге она делится историей своего детства в маленькой палестинской деревне, где женщины — низшие существа, которых можно избивать палками, отрезать волосы, привязывать в хлеву за то, что не усмотрела за сбежавшим скотом. Там новорожденных девочек душат собственные матери — потому что дочерей уже слишком много, нужен сын! А ещё в таких деревнях практикуется «убийство ради чести» — это когда девушку, которая посмела взглянуть на мужчину или — не дай Бог — заговорить с ним, убивают — обливают бензином и поджигают. Собственная семья. Чтобы смыть позор.


Именно такая участь ожидает необразованную девчонку 15 лет, которая влюбится в соседа и размечтается, что выйдет замуж и станет чуточку свободнее — например, сможет поднимать глаза, идя по улице, и даже заходить в магазин с мужем. Но Файес обесчестит её, и она забеременеет. На семейном совете будет вынесен приговор, и приведёт его в исполнение муж сестры.


Суад писала книгу по прошествии 20 лет после случившегося с ней, после сеансов у психолога — так как память надолго блокировала воспоминания о пережитом аду. Существуют гипотезы, что не всё описанное в книге правда, невероятным кажется, что женщина с 70% ожогов кожи смогла выжить, да ещё и родить здорового ребёнка без ухода и помощи от врачей. Но, как бы ни было невероятно, подобные «убийства ради чести» всё ещё происходят в 21 веке.


Во второй части спектакля заговорит другая героиня, которая всё это время находилась в глубине сцены. Это Жаклин (Дарина Одинцова), сотрудник Красного Креста. Она вывезет Суад в Швейцарию и научит жить заново. Героини продолжат говорить по очереди, но в финале их голоса сольются и будут звучать в унисон — на импровизированном концерте с такими неочевидными песнями о свободе и любви, как «Нас не догонят» Тату или «Что такое осень?» ДДТ.


В начале спектакля удивляешься — почему мусульманка не в чёрном закрытом платье, а в красном мини и на каблуках? Но постепенно понимаешь, что спектакль вовсе не о Суад. Он о всех женщинах, подвергающихся насилию — не только в богом забытой деревушке на берегу Иордана, но и на благополучном Западе. Ася Ширшина (она же и автор инсценировки) произносит свой длинный, двухчасовой монолог жёстко, делая паузы почти после каждого слова, без надрыва и слёз, не выпрашивая жалость, не впадая в гнев или отчаяние. Она возносится над текстом, приглашая зрителей последовать за ней. Это путешествие некомфортное, пугающее, но необходимое. Как говорит режиссер-постановщик Алексей Янковский: «Для чего существует театр? Для того чтобы зритель, придя туда, начал ощущать себя Человеком».

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Театра На Литейном

Добавить комментарий