Вы здесь
Главная > Театр > В Петербурге заговорили об особенных артистах

В Петербурге заговорили об особенных артистах

В Петербурге заговорили об особенных артистах. Казалось бы, мир становится толерантным и мы уже не показываем пальцами на колясочников или не шарахнемся от слабовидящих. Супермаркеты активно берут слабослышащих сотрудников на работу и повсеместно акцентируется внимание на «все мы одинаковы». Но это только на поверхности. А что внутри? Внутри игнор. Абсолютный и беспощадный. И ярлык «ограниченные возможности» перечеркивает человеку любую карьеру. Вот, например, взять творческую сферу. Казалось бы, талант решает все. Но нет. Танцовщицу плюс-сайз не пускают даже на порог театра, про «показать себя на отборе» уже даже никто не заикается. Ей не место. Ей нужно худеть. А если это гормоны? А если не похудеть? Но при этом человек талантлив? Если она перетанцует многих? Что тогда? А этого уже никто не узнает, потому что ей сказали грубое и унизительное «нет», ещё до кастинга. Слабослышащий? Ой, нет, спасибо. Нам бы нормальных. Только почему слабослышащий не «нормальный», опять таки никто разбираться не будет. Нет конечностей? Только если в фильмы, играть военного после ампутации. На сцену? Да вы что?! Как это? Вот она наша «толерантная» действительность.

Но не все готовы с этим мириться. Независимая театральная команда выпустила спектакль «КАСТИНГ». На первый взгляд — рядовая премьера танцевального спектакля про сложный путь артиста к своей мечте. Но это только на первый взгляд. Вернее, на первые полчаса действия. Самая суть открывается ближе к финалу. Сильные монологи про «может, найти нормальную работу?», любовные линии, страсти и измены, много на самом деле жарких танцев — зрителя погружают в увлекательное яркое шоу. И вдруг мы узнаём, что один из танцоров (Олег Татаринов) не слышит. Совсем. Танцует синхронно, так же мощно и легко как все. Но интуитивно, под вибрации пола. А у другого в детстве был ДЦП… ДЦП у танцора (Виталий Слепцов) — кто бы мог подумать. Сейчас он один из самых техничных. К финалу одна за другой раскрываются реальные истории артистов. Волосы встают дыбом. Как? Казалось бы, с их особенностями танцевать можно, но что бы ТАК? А они танцуют. И пока режиссёр (Дмитрий Мамонов) не позволил им в спектакле раскрыть свою тайну, мы бы так и не подозревали, чего им стоило выйти на сцену. Добивает окончательно рассекречивание артиста Александра По. Он уже снял перчатку и показал отсутствие кистей рук, зритель ахнул. Но на поклоны он закатывает штаны и делает сальто… на протезах. У него нет ног ниже колена. Шок. Занавес.

Удивительно, но этот спектакль не про жалость. Как обычно бывает, когда на сцене инвалиды. Для таких показов полный зал — редкость. Людям неловко смотреть на ограниченные возможности на сцене, они не знают, как реагировать. А действие всегда стоит где-то между любительскими сценками и реабилитационной методикой. Всегда, но не в этот раз. «КАСТИНГ» — это не про жалость. И если про жалость, то к только себе самому. Это мощнейший мотивационный толчок. Каждый из зрительного зала заглядывал внутрь себя и спрашивал: и что тогда меня останавливает? Они смогли. А я? И я смогу. Это спектакль про силу, внутреннюю силу и талант. Это спектакль про равенство — на одной сцене танцуют и слабослышащий, и танцовщица плюс-сайз, и просто танцор без особых ограничений. В их танце нет разницы, они все профессионалы, они все живут искусством и хотят это искусство дарить. Танцы станцованы, тайны раскрыты, заряд мотивации и веры в себя получен. А мысли остались. Про невозможное возможно. И про то самое равенство, которое, мы все надеемся, рано или поздно будет.

Текст: Дарья Новосёлова

Фотографии Вероники Потатурко

Добавить комментарий