Вы здесь
Главная > Театр > Гардения: проклятие нелюбви

Гардения: проклятие нелюбви



Материнская любовь всегда воспринимается как нечто безусловное, бескорыстное, глубинное. Ради своего ребёнка мать пойдёт на всё — даже на убийство, защищая детеныша как волчица. Считается привычным делом, если отец отказывается от ребёнка и бросает семью, но чтобы мать была неспособна любить своё дитя — такое просто не укладывается в голове.

 


В причинах и последствиях материнской нелюбви разбирается режиссёр Цехъ театра Михаил Каргапольцев в спектакле «Гардения» (премьера состоялась 22 октября 2020). Постановка создана по мотивам пьесы польского драматурга Эльжбеты Хованец.


В центре повествования — история четырёх поколений семьи, четырех женщин — прабабушки, бабушки, матери и дочери. У них нет имён, лишь скудная информация о годе рождения. Так, Женщина I (Анна Соколова-Селивановская) родилась в 1920 году в бедной семье. Родители не могли обеспечить дочь, поэтому приняли решение отдать её в богатую еврейскую семью. Возможно, именно этот поступок повлёк за собой цепь роковых событий и семейное проклятие нелюбви? В богатой семье дочка получит хорошее воспитание и образование, но счастливой не станет — начнётся война, видный жених окажется подлецом… Девушка родит нежеланную дочь , «немецкого ублюдка», сломавшего ей жизнь, как она сама скажет ей в лицо, свяжется с дурной компанией и станет алкоголичкой. Недолюбленный ребёнок — Женщина II (Елена Матвеева) — также проживёт несчастливую жизнь, работая как вол и на всём экономя, чтобы прокормить свою дочь, которой после перенесённого полиомиелита требуются лекарства и операции. Третья (Мария Шумилина) у колыбели дочки даст обещание, что будет заботиться о ней, окружит нежностью и любовью. Но и она, слабая и ранимая, не выполнит обет — ребёнок будет стыдиться её: «Я хотела другую маму!». Как одарить ребёнка любовью, если сам ты был ею обделён?
Лишь Четвертая в поколении (Елена Коликова) разорвёт узел непонимания и нелюбви — не пытаясь забыть о своих корнях и отречься от семьи — а наоборот, покопавшись в прошлом, изучив в архивах личные дела бабушки и прабабушки, приняв и впитав всю их боль и разочарования. Четвертая будет присутствовать на протяжении всего спектакля, безмолвно наблюдая за происходящим со стороны (ее изображение транслируется на экран) — лишь слышны её глубокие протяжные вздохи. А ещё звучит тихий, спокойный голос психолога, который заставляет её погружаться всё глубже в прошлое.



Михаил Каргапольцев тонкими штрихами-набросками рисует каждого персонажа, наделяя его чертами времени. Так, Первая — стремительная и воздушная, дитя начала 20 века, в темном платье в пол и изящных туфельках. Вторая — будто сошедшая с картин А.Н. Самохвалова — в строгом костюме, застегнута на все пуговицы, уверенно и крепко стоит на земле. Третья — в варенках-клеш, отрывается под громкую музыку и хиппует. Четвертая — наша современница, в удобных джинсах и белой футболке. Она переехала из Кракова в большой город, работает маркетологом в крупной компании, встретила достойного человека, с которым свяжет свою жизнь, и скоро у неё родится дочка! Замуж Четвертая не торопится и не верит в глупые стереотипы. И гардения, символ крепких семейных уз и традиций, о которых ей шепчет призрак прабабки, не нужна для счастья.
Не отказываясь от своих предков, а любя их и прощая, Четвертая освобождается, оставляя тяжёлое прошлое позади, укутывая сцену атласными лентами.


Предки всегда будут жить в ней — девушка унаследовала привлекательность прабабки, честность и трудолюбие бабушки, доброту матери. А ещё Четвертая — мудрая и умеет прощать. «Самое главное — прощение и уважение. Надеюсь, что когда-нибудь она тоже это поймет и простит своей матери, а та — своей. Я надеюсь, что все будет хорошо. Лучше, чем было».

Текст: Наталья Стародубцева 

Фотографии из открытого доступа 

Добавить комментарий