Вы здесь
Главная > Театр > Птица вырвалась из клетки

Птица вырвалась из клетки

В театре Цехъ — премьера — «Кукольный дом» по одноименной пьесе выдающегося норвежского драматурга Генрика Ибсена, основателя «новой драмы». Ибсен написал пьесу под впечатлением от реальной истории, которая случилась с его знакомой — писательницей Лаурой Килер.

 


«Кукольный дом» считается революционным произведением, манифестом феминизма, но на деле его смысл и значение гораздо более широкий и всеобъемлющий. Автор утверждает, что превыше всего — свобода личности, право на самоопределение — независимо от пола и социального положения.

Пьеса всколыхнула общественность и продолжает занимать умы читателей вопросами. Многие писатели, признавая важность произведения, написали свои продолжения истории: среди них — Эльфрида Елинек, Эдна Чедней, Эрнст Бруун Ольсен.

Наброски к современной трагедии — так обозначил жанр спектакля режиссёр Владимир Юров. И в самом деле, ассоциации, которые приходят на ум с первых минут спектакля — крупные мазки, фантазии, картины. Герои словно сошли с полотен экспрессионистов или постимпрессионистов. Яростные, пластичные, выразительные, громкие, суетливые — они борются за счастье, разочаровываются, пытаются найти выход.

По сюжету главная героиня Нора — легкомысленная «птичка», «белочка» — как любовно зовёт её муж Торвальд (Богдан Гудыменко). Она для него — забава, всегда рядом, готова приласкать и развеселить. Актриса Анна Христич предстаёт перед зрителями как античная богиня — высокая, статная, в струящемся молочном платье, с золотистыми боттичеливскими волосами. Важную роль в спектакле играет цвет. В отличие от остальных героев в кричаще ярких костюмах — цвета фуксии, аквамарина, с фантазийными принтами — Нора остается в белом, подчас сливаясь с интерьером, словно изящная статуэтка-куколка — ведь именно так воспринимает ее муж.

Дополняет яркую цветовую палитру спектакля гримёр Анна Селиванова — она придумала для каждого персонажа свои оттенки, раскрасив лица актёров, словно маски! Так, у эмоциональной Норы, подвижной как ртуть, заливаются нежно-персиковым румянцем щёки. Муж Торвальд, абьюзер и эгоист, появляется с золотым пятном (цвета денег) на пол-лица. Лицо грустной и одинокой фру Линне, подруги, приехавшей к Норе на Рождество, покрыто тревожно-синей краской, а у озлобленного на несправедливый мир Крогстада льются кроваво-красные слёзы.

 

 

У Норы есть секрет от мужа — пару лет назад, когда он был сильно болен, она заняла деньги на его лечение, да ещё и подделала подпись отца. И теперь кредитор Крогстад (Андрей Чулков), неприятная личность, подчинённый мужа, шантажирует её и угрожает. Странное дело — озадачен современный зритель. Что плохого сделала Нора и почему она скрыла от мужа долг? Да и чего бояться, даже когда он узнает? Но Торвальд, когда ему откроется правда, мгновенно переменится, отречется от жены, назвав ее лицемеркой. Что больше ранит его? Её смелость, самостоятельность, способность принять важное решение?

«Мне надо сбросить маскарадный костюм» — говорит Нора. И, если большую часть спектакля она, как и остальные персонажи, преувеличенно возбуждена и восторженна — на уровне гротеска — то во время объяснения с мужем вмиг превращается в умную серьёзную женщину. Так и красочные маски на лицах актёрах к концу спектакля тускнеют и постепенно исчезают.


«Я думаю, что прежде всего я человек, так же как и ты, или, по крайней мере, должна постараться стать человеком» — уверенно говорит Нора, понимая, что всю жизнь была лишь пустой куклой — сначала в доме отца, потом рядом с мужем. Замечательно в спектакле продемонстрировано неизвестное будущее, куда устремляется героиня — поначалу это пугающая бездна, но когда она решается заглянуть в неё и шагнуть, слышится крик чаек, нежный плеск волн и ощущение свободы.

Текст: Наталья Стародубцева

Фотографии Елены Кочетковой

Добавить комментарий