Вы здесь
Главная > Театр > Все мы братья. Додин, Достоевский, МДТ

Все мы братья. Додин, Достоевский, МДТ

В Малом драматического театре Европы Лев Абрамович Додин поставил «‎Братьев Карамазовых»‎. Четыре года репетиций с Мастером, ювелирная актерская работа в каждом движении, простая и очень точная сценография — это основные ингредиенты рецепта постановки. 

«Карамазовы» — не первая работа Додина по творчеству Достоевского. Режиссер уже брался за неподъемную русскую классику: в МХАТе им. Горького поставил «Кроткую» в 1985 году, а в 1991 девятичасовую эпопею «Бесы» на сцене родного МДТ. На этот раз спектакль идет только три часа, включает в себя всего семь действующих лиц из «Карамазовых» и цитаты из других произведений. Получается  полотно неоднозначное, хотя и связанное общим смыслом — как жизнь человека.

На программке приписка «‎пьеса Л. Додина по мотивам творчества Достоевского»‎. Все так: текст романа разобран и пересобран полностью. Казалось бы такие значимые для смысла герои вырезаны, их фразы вручены в уста другим. Старца Зосиму даже не упоминают, за монашескую братию отвечает в спектакле только Алеша. Границы во Вселенной Достоевского растворены: в постановке звучат фразы из «Идиота»‎ и «Бесов». Проходное в романе выставлено на первый план, а ключевые для понимания героев моменты опущены. В постановку Карамазовых взят не только текст Достоевского, уместно все это пронизано «Одой к радости» Бетховена — ее то напевают себе под нос герои, то поют акапелла на немецком и русском во весь голос. Для противовеса звучит разгульная песня Александра Гуриева «Морячок». При этом, удивительно, как Додину удалось не только сохранить цельность и общий контекст произведения, но и пересоздать, переписать Карамазовых в 21 веке. Мы видим не интерпретацию и не вольные размышления на тему Достоевского, а равнозначный диалог двух Художников. 

В постановке задействованы семь персонажей: Федор Карамазов — Игорь Иванов, Дмитрий — Игорь Черневич, Иван — Станислав Никольский, Алеша — Евгений Санников, Смердяков — Олег Рязанцев, Катерина Ивановна — Елизавета Боярская, Аграфена Александровна — Екатерина Тарасова. От Достоевского помимо вечных вопросов о природе человека и борьбе дьявола с богом в наших сердцах еще взята система двойников. Персонажи как бы повторяют, дублируют с добавлением индивидуального поступки друг друга, с разными мотивами. Тем самым Додин реализует концепт цикличности, закругляя время уроборосом и превращая сцену МДТ в вечное вневременное пространство. Сценография лишь изящно подчеркивает мастерство актерского состава. Черный квадрат сцены, отсутствие дверей и окон, единственный источник света — прожектор, периодически  подсвечивающий героев. Что это? Глаз Бога? Этот же луч направляют в зал, возможно, чтобы подчеркнуть общность зрителя и Карамазовых. 

Такая постановка будет близка каждому по-своему. Пусть даже вы не любите Достоевского, Додин очищает его от излишней драмы, проливает свет, наполняет точными акцентами и преподносит русскую классическую литературу на блюдечке. Заканчивается все, как обычно у Достоевского — катарсисом, символическим воскресением. «‎Никакого черта тут нет, только мы с вами,» — звучит в голове после спектакля известная фраза  Федора Михайловича. А может и Карамазовых никаких нет? — отзывается в мыслях. Только зрители и актеры, играющие все вместе одну роль — человека с его двойственной природой, смесью божественного и низменного и стремлениями быть счастливым и любимым.

Текст: Елена Свиридова

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий