Вы здесь
Главная > Театр > Свой-чужой в учебном театре

Свой-чужой в учебном театре

Студенты курса Благодёра представили премьеру спектакля “Чужой” по пьесе Анастасии Букреевой 3 марта на сцене Учебного театра «На Моховой» .

Катя думает: Надо написать текст сегодня, иначе дальше праздники, будет не до него. Видео висело в сообществе, надо цитату оттуда взять, тогда легче и быстрее написать 3000 знаков. Главное залезть вКонтакт так, чтобы не залипнуть в ленте на полчаса.

Катя думает: Мусор накопился, лень в сортировку нести, может, выкинуть его в помойку и черт с ним. 

Катя пишет: 3 марта на сцене Учебного театра на Моховой студенты курса Благодёра представили премьеру спектакля “Чужой” по пьесе современного драматурга….

Катя лезет смотреть Вконтакт фамилию автора пьесы и залипает в ленте на 20 минут.

Сложно представить, каково это говорить, что думаешь. Режиссер Антон Оконешников нашел интересное сценическое решение, у каждого персонажа на сцене есть двойник. Чтобы зритель их различал, актеры надели футболки «Маша говорит», «Маша думает», «мама Маши Людмила иногда не думает, что говорит», «в клубе «Революция» никто не думает, но все хотят», на митинге, мимо которого идет Маша, «омоновцам кажется, что они не думают, но на самом деле это не так». Говорят без двойников в этом спектакле только бабушки-активистки с транспарантами и Олежа — он и есть «чужой». Странный мальчик, наивный, влюбленный, добрый, медитирует, ездит на маршрутке, хотя у него есть белый Мерседес.

Учебный театр поставил пьесу первым. Не знаю, сможет ли теперь кто-то поставить лучше. 

Катя думает: не стоит писать от первого лица, надо писать “мы”. Почему не стоит писать от первого лица, если текст подписан моей фамилией?

Катя пишет: Молодым актерам не нужно вживаться в роль, они уже живут в мире этой пьесы: митинг, клуб, Макдональдс, клуб, купить новый телефон, селфи, клуб, куча мусора выросла из ниоткуда, селфи на фоне кучи мусора, из маршрутки 46 видно памятник Гоголю Николаю Васильевичу, в голове внезапно цитаты Беккета, не дословные, конечно, а потом вдруг “лай-лай-лай-дилайла” и вот бы кто-нибудь позвал на Байкал.

Спектакль рассчитан, в первую очередь, на молодежь, но я считаю, старшему поколению обязательно надо приходить, чтобы понять, как на самом деле молодежь от них отличается. Разногласия между поколениями — это не каприз и не вредность, не игнор, а уже иной способ думать и воспринимать мир.

Спектакль нашпигован современными технологиями — диджейская вертушка, проекция происходящего на сцене на задник, свет и саунд-дизайн.

Катя думает, что не знает, как коротко написать о саунд-дизайне, чтобы было понятно, что действия актеров озвучиваются и без реквизита ясно, что происходит авария или они стоят в толпе.

Катя думает, что возможно не верно понимает, что такое “саунд -дизайн”

Катя пишет: Но технология не делает спектакль сложным, это тоже особенность современного мира — скорость и клиповое мышление. При этом актеры выходят на сцену с листами текста и подглядывают в него. На такой скорости разве нужно запоминать? Технологии усиливают эффект. Листы усиливают эффект. Интонации и шутки вызывают смех. Актуальные сцены разгона митинга усиливают эффект. В час умещаются 15 картинок, то есть сцен, которые автор в пьесе называет картинками. Переживается остро и насыщенно. Хочется сделать селфи и запилить в сториз, чтобы запомнить.

Драматург Анастасия Букреева пишет: “Чужой – сложнейшая задача для режиссера и актеров. Для того чтобы воплотить его на сцене, нужно быть отважными людьми. Я считаю, что к пьесе, наконец, подобран ключ. И сделано это филигранно”.

Катя думает: кажется, я написала мудрёно. Крутой же спектакль. Хочу написать так, чтобы на него захотелось сходить.

Катя пишет: Крутой спектакль. Сходите.

Текст: Катерина Егорова

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

Добавить комментарий