Вы здесь
Главная > Театр > «Эффект Чарли Гордона»: а что значит быть нормальным?

«Эффект Чарли Гордона»: а что значит быть нормальным?

Вы когда-нибудь задумывались о том, как выглядите со стороны, как воспринимают вас..не такие же личности, как вы — «нормальные» взрослые — а дети или люди с психическими отклонениями? Быть может, в их глазах вы — странный, необычный, ненормальный? Как быть таким, как все, не изменяя себе? На эти и многие другие вопросы пытаются ответить создатели трагифарса «Эффект Чарли Гордона» Игорь Сергеев и Варя Светлова.

Спектакль Такого театра создан по мотивам романа Дэниела Киза «Цветы для Элджернона». Написанная в 1966 году, книга, притворяясь научно-фантастическим произведением, задает глубокие философские вопросы.
В основе сюжета — история умственно отсталого Чарли. Он был ещё ребёнком, когда семья от него отказалась. Безобидный, внимательный к другим (трогательный Александр Худяков — с глазами ребёнка, застенчиво блаженной улыбкой и дрожащими руками), он находит работу — уборщиком в пекарне — и даже друзей-коллег! У Чарли есть мечта — стать умным. И такой шанс выпадает — именитые учёные решаются на эксперимент — первую в мире операцию по увеличению интеллекта. В результате Чарли, как и первый испытуемый — мышонок Элджернон — и впрямь умнеет, причём невероятно быстро. За каких-то 12 недель он обгоняет в развитии не только обычных людей, но и кандидатов наук. Только получая всё новые и новые знания, он всё больше разочаровывается в тех, кому раньше доверял и перед кем преклонялся, и теряет так называемых друзей — они, оказывается, лишь издевались над ним или жалели. А вскоре у Чарли начинается регрессия, и она необратима.
Переосмысленная молодыми режиссёрами, история о слабоумном юноше обретает современное звучание и актуальность — создатели усиливают впечатление видеопроекциями: операция Чарли смахивает на жутковатый, гипнотизирующий клип; вплетают в действие пародии на многочисленные, забивающие голову молодёжи бессмысленные ток-шоу.

Уже привычное зрителям Такого театра стирание границ сцены в этом спектакле возведено в абсолют — актёры не только садятся буквально в метре от тебя, так что чувствуешь их дыхание, но и активно вовлекают в действо. Зрители подчас ощущают себя подопытными зверьками в масштабном эксперименте. Так, мышонок Элджернон, агрессивная, шустрая, юркая, пластичная Анна Кочеткова и впрямь похожа на обозлённое животное, которое мечется по сцене и не может найти себе применение, предлагает зрителям сделать нелёгкий выбор: кому жить, а кому умирать, продемонстрировав, что очевидные с виду вещи не всегда истина.
В книге Киз устами героев отрицал право человека вмешиваться в божественный замысел: «Если бы Бог хотел сделать тебя нормальным, он бы сделал! Они согрешили…». В спектакле же, преподнеся Чарли яблоко с древа познания, создатели смещают акцент в сторону историй о Викторе Франкенштейне и его творении, о Пигмалионе и Галатее. Особенно ярко это выражается в сцене бега-соревнования по лабиринтам разума профессора и Чарли, который внезапно стал умнее и возвышается над своим учителем.

Смотря на персонажей постановки глазами Чарли — пусть и гипертрофированно комично, вызывающе и экспрессивно, поневоле задаёшься вопросом — а есть ли среди них, осуждающих, нормальный человек? Мать Чарли, помешанная на чистоте? Невротик-отец, не смеющий ей перечить? Злая и жестокая сестра Чарли? Его возлюбленная Алиса, зажатая и неуверенная в себе? Художница-алкоголичка Фэй, невероятная Ниёле Мейлуте, в своей истории как зеркало отражающая тысячи поломанных судеб деятелей искусства? Важные учёные, которые трясутся как дети перед пресс-конференцией и не могут справиться с паническими атаками? Может, это у них у всех разум — извращённый, лживый и больной?

Закольцованность сюжета возвращает нас к началу — как бы ни боролся Чарли, в прямом смысле пытаясь «убежать» от наступающего слабоумия, оно настигает его. Быть может, так лучше — ведь счастья ему внезапно обретенная гениальность не принесла — лишь страх, зависть и жестокость. В финале Чарли обнажается, словно очищаясь от скверны-грязи, в которой его «испачкали» во время операции. Душа его остаётся чистой и светлой.

Текст: Наталья Стародубцева

Фото: Александра Кочеткова

Добавить комментарий