Вы здесь
Главная > Театр > «Это всё она»: об одиночестве и неумении слышать друг друга

«Это всё она»: об одиночестве и неумении слышать друг друга


На сцене «Приюта Комедианта» — одна из главных петербургских премьер сезона — пронзительный спектакль «Это всё она» по пьесе белорусского драматурга Андрея Иванова. Постановку тандема — ученика Кирилла Серебренникова Александра Созонова и худрука Инженерного театра АХЕ Павла Семченко — стоит посмотреть каждому в любом возрасте.


Вечный конфликт отцов и детей. Мать Татьяна (первая роль Юлии Ауг в Петербурге после 15-летнего перерыва) и сын Костя (Илья Якубовский), и прежде не очень близкие, полностью отдаляются друг от друга после смерти мужа-лётчика. Чтобы хоть как-то наладить отношения с неуправляемым ребёнком и начать с ним общаться — пусть даже виртуально — мать изучает молодёжный сленг и создаёт фейковую страницу девочки-готки Тоффи, которая боится солнечного света, любит ночью гулять по кладбищам (но очень послушная!), и добавляется в друзья к Косте — вернее, к Тауэрскому Ворону. Оправдывает она себя перед условной подругой (обращаясь к зрительном залу) — что делает это, боясь, что сын — гей, или клей нюхает или ещё что похуже. Тауэрский Ворон и Тоффи начинают общаться и быстро сближаются.


Спектакль разворачивается в двух реальностях — буднично-серой, ледяной (зрителей буквально обдувает снежинками) и виртуальной, яркой, переливающейся всполохами цветомузыки и неоновых ламп. В этой новом удивительном мире можно быть кем угодно — накачанным сексуальным брюнетом (Костя в реальности — типичный ботаник, щуплый и в очках), менять костюмы, цвет волос, петь песни Sweet dreams, “Смерти больше нет” или «Море, море, мир бездонный» в современной аранжировке. Но главное — можно говорить по душам! Татьяна признаётся, что подсаживается на эту игру — постепенное узнавание собственного сына, а Костя…влюбляется в Тоффи, читает ей стихи и делится самым сокровенным. Одна из самых жутких сцен — когда он перерезает горло своему альтер-эго (удаляя страницу в соцсети после отказа Тоффи встретиться в реальности).


Камерная история трагедии в одной семье подана бережно и интимно — и в то же время зрелищно и ярко — с музыкальными и танцевальными номерами в исполнении Анастасии Полянской (Тоффи) и Ильи Тиунова (Тауэрский Ворон). Такой баланс возможен благодаря необычной сценографии — подвижная сцена-трансформер с прозрачными стенами, которую вращают актёры, оборачивается то кухней, то комнатой Кости, то виртуальным пространством, где общаются герои — с проекцией страниц их соцсетей.


Безупречна игра Юлии Ауг — сильной, живой, такой понятной каждому жительницей небольшого посёлка Мга, которая тянет на себе всё — дом, напряжённую работу до ночи, пытается заменить сыну отца и забывает, что главное — дружить с ребёнком и пытаться понять и услышать его.


Юный Илья Якубовский играет Костю с надрывом — одинокий, закомплексованный, словно дикий зверёк, он постоянно огрызается на мать, не умея выразить боль от потери отца, выплёскивает её в виде ненависти к матери, выкрикивая ей: «Хочу, чтобы ты умерла!»
Интересна структура спектакля — в монологах матери и сына одна и та же ситуация подана с двух точек зрения и выглядит абсолютно по-разному. Оба считают, что они правы, замалчивая или делая акцент на определенных событиях. С каждой минутой зрители, наблюдая обе точки зрения, всё больше чувствуют своё бессилие и понимают, что неминуема трагическая развязка.


Жуткий финал напоминает происшествие с попугаем (или, по версии Кости, воробьем?), которого приносит домой Татьяна, чтобы подарить сыну. А он-то давно мечтает о собаке! «Неумело, большими лапищами» продавец пересаживает его в клетку, в которой птица проживёт недолго — так и Татьяна, не понимая, как обращаться с сыном-подростком, подталкивает его к краю гибели.


После спектакля долгое время не покидает горечь и стойкое желание рассказать всем друзьям с детьми об этом очень важном спектакле. А ещё вертится мысль: а можно ли было избежать трагедии? Да, если не замыкаться в себе и собственном горе, а разделить боль утраты с сыном — возможно, в кабинете психолога. Героиня должна была вспомнить себя в 15 лет — свою первую любовь, страхи и тайные мечты — ведь общаясь с Тауэрским Вороном, Тоффи подкидывала вымышленные ситуации, которые должны были наставить мальчика на путь истинный — но ни разу не делилась своими тайнами. Крича Косте после его очередной проказы, что он не должен вторгаться в её личное пространство, мать сама забывает о том же — об уважении сына и восприятии его как личности — и предаёт его.

Текст Натальи Стародубцевой

Фотографии Приюта комедианта

Добавить комментарий