Вы здесь
Главная > Театр > Кот, который не знал ничего кроме войны

Кот, который не знал ничего кроме войны

Перед спектаклем «Донецк. Вторая площадка» режиссёр Анатолий Праудин предупредил об обсценной лексике. А как ещё могут говорить на передовой? Документальные спектакли прекрасны с тем, что не приукрашены, ты становишься свидетелей чужой жизни, как она есть. Кроме того, нам оговорили, что от спектакля будет плохо и ультрапатриотам, и ультралибералам. Но никто не ушёл, чтобы провести субботний вечер как-то иначе.

В 2016 года, через два года после аннексии Крыма и начала войны, театр Цехъ поехал на Донбасс. Тут многие спросили бы, стоит ли искусство того, чтобы лезть под пули. Но лучше восхититься мужеством и отвагой тех, кто решил нести в этот странный мир правду.

Полтора часа зрители смотрят, как Жека варит украинский борщ, который включает в себя неожиданные ингредиенты: тушёнку и макароны из российской гуманитарки. Кот Персик (Игорь Каневский) человечнее многих: он рисует на стенах силуэты погибших от страха людей и собачек. Они оба привыкли к войне: совсем рядом стреляют грады, в стенах дыры от попавших снарядов. Льётся речь Жеки: русские слова сменяют украинские. Он рассказывает о маме, о райском уголке, которым был когда-то их город, о каруселях и студентках из общежития.

Режиссёр и актёры не дают оценок, не занимают ни одну из сторон конфликта. И всё-таки очень хочется подарить билет на этот спектакль тем, кто говорит «их там нет». Спектакль «Донецк. Вторая площадка» — это невероятно важное явление в современном театре. Хочется чтобы его увидел каждый. И он действительно интересен публике: на показе 24 октября были и юные студентки, и дамы в летах.

Говорят, на фронте не бывает атеистов. Иван Решетняк, доварив борщ, возвращается из образа Жеки. Украинский язык исчезает, остаётся вера, недаром мы оказываемся в церкви, куда путь никому не заказан. Иван рассказывает, что священник, который там служит, читает молитву и за Россию, и за Украину. Пусть все друг друга простят, Жека вернётся к маме, а Персик узнает, что жизнь — это не только война.

И хочется закончить этими строками:

Лети, лети лепесток, лети скорей со всех ног,
Лети с большой высоты, минуя все блок-посты,
Не нарушая рядов, не оставляя следов,
Пока дымятся угли, лети, пока не сожгли…

Под стук железных дорог, лети под музыку рок,
Лети под музыку джаз, лети, и помни всех нас,
И вместе с пением птиц, едва достигнув границ,
Скажи, что с той стороны никто не хочет войны.

Текст Аллы Игнатенко

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий