Вы здесь
Главная > Театр > Человек без сердца

Человек без сердца

Жизнь длинная и рано или поздно ты попадёшь в Театр имени Ленсовета. 22 сентября давали премьеру — «Утиная охота» в постановке Романа Кочержевского. Если на сцене стоит барабанная установка, то у зрителей улучшается настроение. Пока ждёшь начала (в случае премьеры задержки оправданы), вспоминаешь гастроли МХТ имени Чехова в Санкт-Петербурге в 2003, в спектакле «Утиная охота» играли Михаил Пореченков и Андрей Краско.

Сценография минималистична, спектакль играется «на двух табуретках», в больших стеклянных банках сияют свечи. Что это если не свет человеческой души? Впрочем, свет в душе Зилова уже, похоже, погас. А был ли?

Вы тоже когда-то звонили по телефону чтобы узнать точное время и прогноз погоды? Зилов (Виталий Куликов) звонит и злится, что предсказывают облачность, а дождь идёт стеной и не собирается заканчиваться. А ведь скоро начинается сезон охоты, похоже, единственная радость в жизни нашего героя. Охота и женщины, которых он даже не способен любить — что это, как не попытка заполнить пустоту внутри?

Александр Новиков, самый добрый человек по версии фейсбука, трогателен в роли Кушака. Нелюбимая жена в отъезде, прекрасная Вера (Наталья Шамина) влюбляется не в него. Чтобы выразить бурю эмоций, он даже в один из моментов заменяет барабанщика Кирилла Никитина на установке. Музыка становится лекарством от терзающей боли и разочарования.

Нельзя не сочувствовать жене Зилова, Галине (Лаура Пицхелаури). В мужья ей достался мужчина без сердца. Он не рад ребёнку, изменяет от скуки, но при этом лучше убьёт, чем отпустит в новую и, может быть, счастливую жизнь. Оказывается, Галина — единственная, кто ему нужен и кого он может взять с собой в мужской мир охоты. Но роль спасительницы для никчёмного мужа — скверная роль.

Роман Кочержевский, кажется, очень любит всех своих персонажей: они могут быть неидеальными, слабыми, жестокими, равнодушными, врать другим и себе, совершать ошибки. Это делает их живыми. Невозможно не влюбиться в официанта (Олег Фёдоров): он не лакей, как его в гневе называет Зилов, а, может быть, совесть героя? Официант видит, как человек перед ним растрачивает свою жизнь на ерунду, отворачивается от важного, предаёт свет и чистоту. Но он просто наблюдатель, хотя и может дать по физиономии.

Драматургия шестидесятников — благодатная почва для режиссёрского поиска. Два Александра: Володин и Вампилов, писали о практически чеховских персонажей: маленьких людях, которые не слишком-то успешно справляются с трудностями жизни. Они плывут по течению и временами сворачивают не туда. Но они живут. И в конце, может быть, будет счастье.

Текст Аллы Игнатенко

Фотографии Юлии Кудряшовой и Виктора Васильева

Добавить комментарий