Вы здесь
Главная > Театр > «Meta-Андерсен»: о не таких, как все

«Meta-Андерсен»: о не таких, как все

«Я не хочу быть машиной. Не хочу быть предсказуемым. Я хочу только сорваться с ее шестеренок, перестать действовать в лад и, если получится, сбежать…»
(Юлия Андреева. «Многоточие сборки» , глава «Коля Никитин»)

7 марта на сцене Учебного театра на Моховой в спектакле «Meta-Андерсен» творили магию теней и пластики ученики факультета театра кукол, мастерской Николая Петровича Наумова. Премьера постановки, созданной по мотивам сказки «Гадкий утенок» и биографии Ганса Христиана Андерсена, состоялась 11 января 2020 года.

«Пластический exerсise» — так охарактеризовали жанр создатели, творческий тандем педагогов Яны Туминой и Александра Балсанова, одних из самых умных, тонких и талантливых режиссеров Петербурга, обладателей «Золотой маски», уже сотрудничавших ранее на таких важных проектах, как «Я Басё» «Упсала-цирка», «Домино: история черно-бурого лиса» и «Тетрадь Тома Кенти».

Постановка посвящена безвременно ушедшим из жизни легендарному миму Николаю Никитину, «русскому Марселю Марсо», не выдержавшему давления системы, и народному поэту Олегу Григорьеву.

Спектакль начинается в абсолютной темноте, где постепенно проявляется одинокий силуэт. Это персонаж великого сказочника Андерсена, красивого душой — за спиной его вырастают крылья, как у огромной бабочки, а вокруг порхают светлячки — и страдающего от своих физических дефектов, которые преследовали его всю жизнь. Рядом угрожающе, пренебрегая всеми законами тяготения, постоянно возникает яйцо – символ того самого «гадкого утёнка», слышен птичий гомон, летят перья, слышатся выстрелы и сардонический смех.

Из условного метафизического пространства он выпадает в реальность, как неоперившийся птенец. Попытавшись пойти на поводу у общества, стать таким, как всебалс, герой в буквальном смысле прячет яйцо-душу в цилиндр, и возникает альтер-эго — механическая кукла-марионетка с фальшивой улыбкой, неустанно пишущая, что говорят, и не смеющая выбраться из оков общества.

Безуспешно тянется он к реющим в небесах свободным журавлям – сгущаются вокруг тени, погружая в пучину одиночества и безысходности.

Менее чем за час, почти без слов, но чрезвычайно ёмко, метафорично и безумно красиво и графично студенты мастерской Наумова рассказывают историю, в которой зритель узнает себя. Ведь каждый чувствовал себя хоть раз чужим, отвергнутым – будь то школа, новое место работы, вечеринка. Тонкими штрихами рисуются в спектакле образы – тем прекраснее они, что развивают воображение зрителя и заставляют думать и анализировать, наблюдая за пугающим театром теней, восхищаясь бумажными журавлями на лесках, стеклянными крыльями, лентами, преграждающими путь гадкому утёнку, подчас превращающимися в суровые волны, коварных змей или подобия кардиограмм – биения несмелого сердца?

«Чужой», «Гадкий», «Другой» — сурово, как один повторяет чёрная птичья стая, не принимая в свой круг нового неуклюжего обитателя двора. А как быть дальше – принять облик тёмной массы и предать себя или идти своим путём, кричать во весь голос и бороться за свою свободу – каждый решает сам. Тем ценнее спектакль, что приурочен он к 8 марта, дню борьбы за права женщин.

Текст Натальи Стародубцевой

Фотографии из открытого доступа

Добавить комментарий