Вы здесь
Главная > Архитектура > Эрмитаж: Липовая аллея, 44

Эрмитаж: Липовая аллея, 44

16 февраля в здании Генерального Штаба открылась выставка «Студия 44. Анфилада». Студия 44 – одна из ведущих архитектурных мастерских Петербурга. Именно ей принадлежит реализованный проект реновации восточного крыла Главного Штаба, ставший одним из самых ярких событий в истории новейшей петербургской архитектуры.

Есть в рассматриваемой выставке особая ценность – и сегодня мы предлагаем вместе разобраться, чему или кому она посвящена и какой вехой выступает в экспозиционной истории Эрмитажного комплекса.

Известный петербургский историк архитектуры Иван Дмитриевич Саблин неоднократно отмечал: фигура архитектора по своей сути трагична. Архитектура за редким исключением безымянна. Её место в ряду других искусств весьма шаткое – из-за наличия откровенной привязки к математике и инженерии, по определению (и, вероятно, вполне заслуженно) считающихся приземлёнными и умышленными видами человеческой деятельности. Следовательно, роль архитектора также лишена конкретики: инженер он или художник? Как одно коррелирует с другим и где проходит эта грань?

Именно это парадоксальное и нестабильное место архитектора в сфере «чистого» искусства, по мнению редакции, освещает выставка «Студия 44. Анфилада». Об этом не говорится вслух, но во главу угла здесь поставлен человек, стоящий у истоков архитектурного замысла. Вся выставка пронизана его присутствием: от груды рабочих материалов, якобы брошенных небрежно и сложившихся в инсталляцию, до кропотливо возведённых арматурных конструкций в третьем атриуме, лёгкости которых позавидует, пожалуй, даже стеклянный купол. Речь сейчас не только о главе мастерской – Никите Явейне. Архитектура – это командное творчество, и именно поэтому здесь присутствует дух архитектурного товарищества, проверенного годами совместного оттачивания профессионального мастерства. Примечательно, что выставкой заново ознаменован вялотекущий десятилетиями дискурс – о важности и трудности реализации архитектурных инноваций в историческом контексте уникального города.

И, несмотря на то, что курс на архитектурные выставки был взят Эрмитажем ещё при открытии проекта, посвящённого творческому пути Захи Хадид в 2015 году, нынешняя экспозиция не менее значима как в архитектурной истории нашего города, так и в русле новейших тенденций мировой архитектуры. Это дань творцам сегодняшнего дня, дань исследователям и создателям пространства, не только хранящего современное искусство, но и являющегося произведением искусства градостроительного – пространства градообразующего, важнейшего для понимания Петербурга и его особой театральной сущности. И, что не менее важно, выставка «Студия 44. Анфилада» – дань петербургским архитекторам. Иными словами, настоящим проектом Эрмитаж признаёт их значимость, предлагая им рассказать о себе в честь 25-летия мастерской. И в их распоряжении оказывается сформированное ими же пространство, где уже больше семи лет бродят горожане и туристы – чаще всего не задающиеся вопросом о существовании авторов – Триумфальной лестницы, вечного объекта фотографий, стеклянных фонарей, впускающих естественный свет в пространство экспозиций, деревянных дверей невообразимого масштаба – отсылающих к порталам Зимнего дворца – сакральной кладовой мирового искусства. Сегодня история реконструкции Главного Штаба входит в резонанс с художниками – и жители города знакомятся с теми, кому они обязаны площадкой, претендующей на статус самого современного выставочного пространства Петербурга.

Тем временем, Студия 44 важна ещё и как феномен – мастерской, справившейся со сложнейшей задачей – гармонично и продуманно встроить в завершённый ансамбль нашего города, практически в самое его сердце, добротную современную архитектуру. Для этого нужно провести диалог с историей – диалог такого уровня, что одна лишь подготовка к нему потребовала исследования буквально пугающего своими масштабами. Но важный итог 12-летнего труда Студии 44 – то, что современные пространства Главного Штаба не нарушают гармонии, созданной Карло Росси; более того, входят в резонанс со строгим величием его архитектуры. Досконально изучив проект во всех его вариациях, что сполна позволяет сделать выставка, можно убедиться в приверженности Студии 44 «пространственной матрице» (Никита Явейн) города и его Гению.

Анфилада Генерального Штаба, распахнутая на время выставки, откровенно отсылает зрителя к анфиладам Эрмитажа; Подвесной сад в третьем зале экспозиции – прямой диалог архитекторов с историческими садами Зимнего дворца. И в то же время, восточное крыло Главного Штаба – декларативная современная архитектура, отвечающая всем тенденциям дизайнерской мысли сегодняшнего дня. Пускай гигантские, двенадцати-метровые двери анфилады – определённый реверанс перед имперской классикой, но их брутальность и строгость – абсолют, распахивающий архитектурный портал в двадцать первый век.

Перед дверьми – парадная лестница, триумфально ведущая в храм современной культуры. Сегодня её можно препарировать – как сложное уравнение. На выставке наглядно продемонстрирован процесс её логического построения. Более того, посетителям предлагается пофантазировать вместе с архитектурным бюро – какой ещё могла быть Триумфальная лестница, эскизы которой представлены на выставке в многочисленных вариациях.

Реализованный вариант отличает чётко выраженная авторская идея: здесь берёт своё начало красная осевая линия с высказываниями автора. Являясь первоначально вспомогательным элементом, она становится доминантой, объединяющей все залы экспозиции и одновременно наделяющей их за счёт приведённого цитирования тем самым персональным, человеческим.

Преодолев лестницу, зритель обнаруживает контейнер-кинозал перекликающийся с Красным вагончиком Ильи Кабакова, постоянным экспонатом Анфилады. В кинозале – фильм о Студии 44 авторства режиссёра Ивана Снежкина. Рядом – инсталляция главного дизайнера выставки из архитектурной мастерской Витрувий и сыновья – Сергея Падалко. Инсталляция без стеснения воспевает эстетику хаоса в архитектурном бюро.

В четвёртом атриуме располагается «Дом макетов» – двухэтажная конструкция, где зрителю предложено изучить 70 рукотворных образцов Студии 44. Со второго этажа строения открывается воздушная перспектива на третий атриум – пронизанный естественным светом.

Здесь собран масштабный Архив архитектурной мастерской. Экспозиция архива расположена на конструкции из стальной сетки, изящность которой обеспечивает арматура толщиной всего 5 миллиметров. Именно это придаёт жёсткой конструкции эффект невесомой паутины.

Следующий зал – трансформер. Здесь использован задуманный Студией 44 театральный приём – смены художественных «декораций». Таким образом, зритель знакомится не только с представленными проектами, демонстрирующими эволюцию архитектурной мысли за последнюю четверть века, но ещё и с мощью экспозиционной архитектуры в действии.

Попадая во второй атриум, зритель не сразу понимает, что необычного представлено здесь – до такой степени идея Студии 44, реализованная на время выставки, коррелирует с комфортом нахождения в музейных пространствах. В этой части Анфилады удалось осуществить первоначальный её замысел – обрамить анфиладу подвесной липовой аллеей. К сожалению, лишь на время экспозиции.

Первый атриум погружает зрителя в 12-летнюю историю создания тех стен, что окружают гостей восточного крыла Главного Штаба. Завершается выставка на Певческой лестнице. Ось двора Певческой лестницы, через Певческий мост, направлена на шпиль Петропавловской крепости – самой значимой пространственной доминанты Петербурга. Доподлинно неизвестно, было ли последнее рассчитано Росси или нет, но ось проложена безупречно.

Ступая по выставке, зритель то и дело попадает в зазеркалье архитектурной мастерской – с её мифологией, её особым хаосом, магически преобразуемым в чётко выверенные чертежи, а из них в реализуемые проекты.

Итак, выставка «Студия 44. Анфилада» в Главном Штабе предлагает зрителю проникнуть в мир форм и идей наших современников и земляков. Она не столько обозначает чёткую роль архитектора в современном мире, сколько позволяет зрителю самостоятельно осознать масштаб профессии и её потенциал. Находясь в экспозиционном пространстве, где представлены избранные работы импрессионистов, где реализуются важнейшие выставочные и образовательные культурные проекты, сложно переоценить значение людей, формирующих новую историю архитектуры – буквально на наших глазах.

Проект был подготовлен Главным Штабом при поддержке фонда «Про Арте», мастерской «Витрувий и сыновья», компании «Принцип НОВО». Кураторами выступил Никита Явейн.

Выставка продлится до 26 апреля 2020 года. Редакция рекомендует посетить её в дневное время – именно днём заметен непривычный петербуржцу эффект естественного освещения экспозиции сквозь прозрачный купол третьего зала анфилады. Также на выставку стоит заглянуть в апреле – организаторы обещают, что весной кроны лип, высаженных по первоначальному замыслу архитекторов в одном из атриумов анфилады, покроются листвой.

На сайте Эрмитажа можно ознакомиться с грядущими событиями, приуроченными к выставке. Среди них есть лекции, подготовленные главой «Студии 44», Никитой Явейном, (чьей цитатой, очевидно, и пронизана вся ось выставочного пространства). Ведь мысль архитектора в самом деле становится для гостя нитью Ариадны, и этой весной она определяет наш маршрут от Триумфальной до Певческой лестницы Анфилады Главного Штаба. И маршрут этот полон архитектурных откровений и открытий – собираемых четверть века петербургской архитектурной Студией 44, а сегодня открытых зрителю.

Текст Дарьи Плаксиевой

Фотографии Максима Морозова

Добавить комментарий